Online

Что ты будешь делать в наводнение?

Что ты будешь делать в наводнение?

0

 

Пророки – несчастные люди. 

Они плачут даже тогда, когда все вокруг смеются. 

Они страдают от того, что видят грядущие бедствия, скрытую порчу, начавшуюся болезнь. 

Они переживают за беспечных. 

Они каются за грехи своего народа. 

Они видят приближающееся наводнение. 

Пророк Иеремия возмущается видимым успехом нечестивых и спрашивает Господа: 


«Почему путь нечестивых благоуспешен, и все вероломные благоденствуют?» (Иер. 12:1).


Но его гнев тут же сменяется болью, потому что он замечает неизбежные последствия этого «благоденствия» — 


«земля опустошена, потому что ни один человек не прилагает этого к сердцу. На все горы в пустыне пришли опустошители; ибо меч Господа пожирает все от одного края земли до другого: нет мира ни для какой плоти» (11-12).


Опустошение приходит не потому, что враги сильнее или Бог слишком строг, но потому что люди безразличны к Его словам и беспечны вопреки всем Его предупреждениям.  

Все начинается с того, что в ответ на противление людей Бог оставляет их, то есть предоставляет их самим себе: 


«Я оставил дом Мой» (7).


Дом еще не разрушен, но он пустой. Еще можно наслаждаться сытой и мирной жизнью, но разрушение уже началось, началось изнутри. 

Если мы не остановимся на этой стадии и не попросим Господа вернуться, то придут внешние враги и видимое бедствие. 

Дальше – больше, дальше – только хуже.

За разрушением и порабощением может прийти полное истребление. 


«Если же не послушаются, то Я искореню и совершенно истреблю такой народ, говорит Господь» (17).


Пророк Иеремия спрашивает своих современников, насколько они готовы к тому страшному дню, когда перед лицом внешних бедствий обнаружится вся внутренняя несостоятельность самоуверенных и неверных, вся хрупкость видимого благоденствия:  


«Если ты с пешими бежал, и они утомили тебя, как же тебе состязаться с конями? и если в стране мирной ты был безопасен, то что будешь делать в наводнение Иордана?» (5). 


Что ты будешь делать? 

Это звучит как приговор. 

И как последний призыв вернуться к Богу и вернуть Бога в наш дом, пока он еще стоит. 

Leave a Reply