Online

Archives › Статьи

Знать границы и меры, чтобы творить суд и правду

5

 

Передавая народу картины будущего, пророк Иезекииль отводит храму центральное место, потому что присутствие святого Бога влияет на все, определяет Божьи стандарты для всех жизненных сфер и практик.

Слава Господня освящает собой не только храм, но и всю землю. Всё-всё-всё освящается Божьим присутствием – и храм, и город, и земля, и народ.

Священники храма – важнее князей и царей, потому что они будут учить народ принципам Божьего царства: «Они должны учить народ Мой отличать священное от несвященного и объяснять им, что нечисто и что чисто. При спорных делах они должны присутствовать в суде, и по уставам Моим судить их, и наблюдать законы Мои и постановления Мои о всех праздниках Моих, и свято хранить субботы Мои» (Иез. 44:23-24).

Священники представляют Бога и Его Царство во всех инстанциях общественной жизни, утверждая принципы справедливости, приводя жизнь в соответствии со стандартами святого Бога Израилева.

На этой обновленной земле каждому найдется место. Если центральное место отдано Богу, то всем остальным тоже найдется достойное место, никто не будет в обиде. Но для этого все должны принять новый порядок, установленный Богом, и послушно занять отведенное им место.

Вот почему после устроения храма пророк передает волю Божью относительно разделения земли.

Вначале отводится священный участок Господу (45:1), священникам (45:4), левитам (45:5), а затем городу (45:6) и князю (45:7).

У Бога всему свой порядок, стройный и строгий, чтобы «князья Мои вперёд не теснили народа Моего и чтобы предоставили землю дому Израилеву по коленам его» (45:8).

Раньше князья считали себя вправе делить землю, но теперь земля (как и все остальное) вновь принадлежит Богу, и никто не вправе делить её по своему произволу.

Господь призывает отложить прежние практики несправедливости и подчиниться Его воле, чтобы всем было хорошо, особенно простому народу:

«Так говорит Господь Бог: довольно вам, князья Израилевы! отложите обиды и угнетения и творите суд и правду, перестаньте вытеснять народ Мой из владения его, говорит Господь Бог. Да будут у вас правильные весы и правильная ефа и правильный бат» (45:9-10).

Во всем должна быть правильная мера – сколько кому земли и сколько что весит. И эту меру определяет Бог, она не можем меняться по воле земных господ. Это обязательно условие благополучной и мирной жизни под властью Бога – отказаться от попыток передвигать границы и манипулировать весами. По законам грехопадения человек – мера всех вещей. По законам же Божьим человек принимает границы и меры как данность, так как они определены самим Богом; принимает без обсуждения и недовольства, но с благодарностью и послушанием.

Пророк предупреждает, что в новом царстве Божья власть ограничивает власть человеческую, т.е. полагает ей границы, сдерживает ее рамками и обязательствами. Князь может распоражаться только своей землей, но не землей народа: «Князь не может брать из наследственного участка народа, вытесняя их из владения их; из своего только владения он может уделять детям своим, чтобы никто из народа Моего не был изгоняем из своего владения» (Иез. 46:18). Никто не должен улучшать свое благополучие за счет соседа. Никто не должен съедать или вытеснять слабого и бедного ради того, чтобы почувствовать себя хорошо. Любые нарушения границ и любые махинации с весами – преступление против ближнего и бунт против Божьего порядка.

Господь заботится о всех и дает достаточно места каждому. Если каждый будет знать свое место и соблюдать свою меру – всем будет хорошо. Знать всему свое место и меру – значит принять установленный свыше порядок, смириться под верховной Божьей властью, чтобы творить суд и правду.

Молитва Анны

0

Самое большое, что может сделать мать для своего ребенка – молиться о нем. Но как молиться? Здесь нам стоит внимательнее посмотреть на библейские примеры, среди которых выделяется молитва Анны, матери пророка Самуила.

За каждым выдающимся человеком стоят не менее выдающиеся родители. Так было и в случае с пророком Самуилом. Его отец Елкана, согласно генеалогии, был левитом, а мать Анна, согласно преданию, была пророчицей.

Анна была любимой женой, но бесплодной. За это терпела насмешки и унижения. Анна скорбела и плакала, но не роптала.

Однажды она помолилась особенной молитвой, в которой помимо просьбы к Богу дала и обещание:

«Господи Саваоф! если Ты призришь на скорбь рабы Твоей и вспомнишь обо мне, и не забудешь рабы Твоей и дашь рабе Твоей дитя мужеского пола, то я отдам его Господу на все дни жизни его» (1-я Царств 1:11).

Секрет этой молитвы в том, что она была правильной, угодной пред Богом. Если мы просим что-либо у Бога, мы должны быть готовы отдать, не присваивая себе. Наши дети – Божий дар, а не наша собственность.

В тот момент, когда Анна, еще не получив обещанного, уже была готова отдать сына Богу, ее молитва была принятой с благоволением.

Эта история не только о том, как Бог дает просимое. Эта история о том, как мы распоряжаемся полученным.

Получая просимое, мы должны учиться отдавать. Радуясь Божьему ответу на наши молитвы, мы должны помнить и выполнять свои обещания. Когда Самуил подрос, Анна отдала его – долгожданного первенца, любимого, дорогого, — на служение Господу.

«И привела отрока к Илию и сказала: о, господин мой! да живёт душа твоя, господин мой! я — та самая женщина, которая здесь при тебе стояла и молилась Господу; о сём дитяти молилась я, и исполнил мне Господь прошение моё, чего я просила у Него; и я отдаю его Господу на все дни жизни его, служить Господу. И поклонилась там Господу» (1 Царств 1:25-28).

При этом Анна больше не скорбит. Она получила и отдала. Она не потеряла. Она счастлива быть полезной Богу, быть Божьей рабой. Через нее в мир пришел великий пророк. Отдавая, она радуется и славит Бога.

Нашим правильным ответом на Божий дар является посвящение этого дара Богу. В наших словах больше нет просьб или жалоб, только хвала и поклонение.

«И молилась Анна и говорила: возрадовалось сердце моё в Господе; вознесся рог мой в Боге моем; широко разверзлись уста мои на врагов моих, ибо я радуюсь о спасении Твоем. Нет столь святого, как Господь; ибо нет другого, кроме Тебя; и нет твердыни, как Бог наш. Не умножайте речей надменных; дерзкие слова да не исходят из уст ваших; ибо Господь есть Бог ведения, и дела у Него взвешены» (1-я Царств 2:1-2).

Без молитвы Анны не было бы пророка Самуила, без пророка Самуила не было бы царя Давида. Вся история спасения связана с этим эпизодом – с дерзновенной молитвой веры, в которой сила посвящения Богу была сильнее желания иметь сынадля своего семейного счастья.

В своей молитве Анна отдала Бога сына, которого еще не получила. В ответ на ее веру и посвящение Господу дал ей не одного сына, но четырех, а еще и две дочери. Тот, кто посвятил себя и своих детей Богу, не может не испытать на себе Божью щедрость.

Когда мать посвящает себя и своих детей Богу, она меняет ход истории. Сын, данный Богом в ответ на молитву, не может быть обычным, средним человеком. Сын верующих родителей не может быть как все.  Вера родителей не делает верующими детей, но оказывает доброе влияние, показывает пример для подражания. Пройдет совсем немного и отрок Самуил также посвятит себя, отликаясь на призыв Божий: «Говори, Господи, ибо слышит раб Твой» (1 Царств 3:10).

Чему учит нас история Анны? Что нет лучшей молитвы за своих детей, чем молитва посвящения их Господу. Самое лучшее, что мы можем сделать для наших детей – отдать их Господу, под Его защиту и в Его распоряжение.

Я есмь воскресение и жизнь

0

Опубликовано в журнале «Вера и жизнь» (2022, №3)

«Я есмь воскресение и жизнь…».

Эти сильные и важные слова Иисуса – часть его разговора с Марфой, сестрой умершего Лазаря. Они не только открывают нам природу Сына Божьего, но приглашают нас проверить свою веру, привести ее в порядок, применить ее к настоящему моменту.

Отправляясь в дом плача, Христос заранее приоткрывает Своим ученикам цель этого визита: «Дабы вы уверовали» (Иоан. 11:15). Иными словами, история Лазаря является важным уроком веры. Мы видим здесь безусловную власть Иисуса над смертью, но также сильный вызов нашей вере: «Веришь ли?» (26), — спрашивает Он Марфу, а вместе с ней и всех нас.

Что же еще недостает Марфе? В чем Иисус испытывает ее? Ведь перед этим вопросом Марфа уже выражала свою уверенность, что Иисус мог спасти Лазаря: «если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой» (21). Она не потеряла надежды даже после похорон: «Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог» (22).

И все же к ней звучит вопрос: «Веришь ли?».

Это означает, что Иисус спрашивает не только об активности, но и о содержании ее веры.

Во что же нам верить? Какой веры ожидает от нас Иисус, чтобы Его чудо могло свершиться?

Он спрашивает не о вере как таковой, но о вере в Него: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрёт, оживёт. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрёт вовек. Веришь ли сему?» (25-26).

Из этих слова видно, что Иисус явно хочет перевести все наше внимание на Него, Он хочет быть не только ответом на нашу веру, но также основой, содержанием и целью нашей веры.

Он не пророк, Он исполнение пророчеств. Он не говорит о будущем, Он воплощает это будущее в Себе. Он не помогает нам получить что-то нужное, Он есть наше всё.

Воскресение Лазаря указывает на Христа и предрекает Его воскресение.

В ответах Марфы мы видим, что она своей сердечной интуицией приблизилась к этим истинам, а сейчас Иисус помогает ей утвердиться в них и выйти на новый уровень веры и жизни по вере.

Она знала, что присутствие Иисуса меняет все, настолько, что мертвые воскресают. Теперь она знает гораздо больше: верующие в Иисуса не умирают, смерти больше нет.

Здесь я вижу два важных урока.

Во-первых, вера в Иисуса означает гораздо большее, чем спасение от болезни и смерти.  Наш Спаситель не просто продлевает, охраняет или возвращает нам нашу жизнь. Он дает нам такую новую жизнь в Себе, в которой различие между жизнью и смертью теряет прежний смысл, в которой есть одна лишь вечность. Физическая смерть больше не пугает, потому что присутствие Иисуса в нашей жизни является залогом воскресения. Мы просто проходим через смерть, продолжая жить Его жизнью.

Мы радуемся не тому, что в очередной раз удалось выпутаться из сложной ситуации или выйти живым из больницы. Мы счастливы не тому, что удалось увернуться от пули или обмануть старуху с косой. Нет, спасение от одной из многих опасностей мало что меняет. Мы можем погибнуть в любой из последующих моментов.

Спасение, которое предлагает Иисус, это выход за пределы серой жизни и страшной смерти, это выход в вечность. В какую бы сторону из своего гроба Лазарь не вышел – по эту земную, или по ту небесную, Его встретит воскресший и живой Иисус.

Зная Иисуса как друга и Господина, ты готов в смерти.

Во-вторых, вера в Иисуса позволяет нам войти в эту вечную жизнь прямо сейчас, не тратя годы в ожидании, не мучаясь понапрасну. То, что мы проводим дни и годы «во гробе» — вовсе не Божий приговор, но наш выбор, последствие нашего неверия.

Представляясь нам как «воскресение и жизнь», Иисус говорит не о далеком будущем, в котором все воскреснут, но о том, что доступно уже здесь и сейчас.

Увы, многие люди верят в Иисуса, но переносят все Его обещания в будущее. Тем самым они откладывают свое воскресение и освобождение.

Нам легче поверить, что когда-то, но точно неизвестно когда, все хорошее исполнится. Гораздо труднее верить в то, что это исполнится незамедлительно, тут же. Нам легче поверить в финальное всеобщее воскресение мертвых, чем поверить в то, что Иисус может освободить нас от греховной зависимости прямо сегодня.

Марфа отвечает Иисусу: «Так, Господи! Я верую» (27), но, когда Он приказывает открыть гробницу, недоумевает: «Господи, уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе» (39).

Подобно Марфе, мы говорим: «Верую!», но на предложение Иисуса освободить нас от власти смерти, реагируем вяло: «Я уже много лет так живу. Сколько ни каялся – не помогает. Сколько не пытался бросить пить – все бесполезно. Сколько ни клялся в верности – все равно налево тянет. Верить – верю, но живу как жил».

На все эти сомнения и робкие возражения Иисус отвечает строго: «Не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию?» (40).

Он не может смотреть, как мы мучаемся между жизнью и смертью. Он не хочет, чтобы мы ждали. Он пришел совершить чудо. Он здесь ради нас, наше воскресение, наша жизнь. И Он спрашивает: «Веришь ли?».

Быть в числе верных

0

Иезекиилю выпала честь увидеть, как «слава Господа наполняла дом Господа» (Иез. 44:4). Такая честь оказывается лишь тому, кто остается верным – кто готов служить Богу в самый трудный период истории, но при этом помнит о ее славном завершении, кто живет и служит в святом ожидании добрых перемен.

В новом храме все будет наполнено Божьей славой, а потому все нечистое не сможет к нему приблизиться. Это касается и тех служителей, которые запятнали себя.

Священники и левиты, проявившие неверность, не смогут занять свое прежнее место. Они не будут отвергнуты, но будут ограничены в своем служении.

«За то, что они служили им пред идолами их и были для дома Израилева соблазном к нечестию, Я поднял на них руку Мою, говорит Господь Бог, и они понесут наказание за вину свою; они не будут приближаться ко Мне, чтобы священнодействовать предо Мною и приступать ко всем святыням Моим, к Святому Святых, но будут нести на себе бесславие своё и мерзости свои, какие делали. Сделаю их стражами храма для всех служб его и для всего, что производится в нём» (12-14).

В этом есть доля справедливости, но еще больше – милости. После всех отступлений и прегрешений служители все еще могут быть полезными Богу, Его храму и Его народу.

Здесь важно понять, что это не Господь ограничивает нас в служении, но мы сами – своими решениями и действиями, — ограничиваем себя, опускаемся ниже, бесчестим доброе имя, лишаем себя высокого призвания. Господь избрал, доверил, удостоил. А мы проявили себя недостойными. Кто же еще виноват в нашем понижении?

То, что неверные служители потеряли свое прежнее славное место, — это их вина и ответственность. То, что они не исчезли совсем, не были отвергнуты совершенно, – это великая Божья милость.

Возвращая храму Свою славу, Господь судит всех согласно их собственным выборам – остаться верным или последовать за народом в идолопоклонстве, стоять на страже святыни либо заняться более прибыльным делом.

Он проявляет не только справедливость и милость по отношению к неверным слугам. Он проявляет и щедрость по отношению к верным служителям.

Среди прочих Господь выделяет потомков священника Садока: «А священники из колена Левиина, сыны Садока, которые во время отступления сынов Израилевых от Меня постоянно стояли на страже святилища Моего, те будут приближаться ко Мне, чтобы служить Мне, и будут предстоять пред лицом Моим, чтобы приносить Мне тук и кровь, говорит Господь Бог. Они будут входить во святилище Моё и приближаться к трапезе Моей, чтобы служить Мне и соблюдать стражу Мою» (15-16).

Сыны Садока были известны своей верностью со времен Давида и Соломона. На них всегда можно было положиться. Они не подвели даже во время всеобщего отступления.

Мы видим, что Господь удостаивает верных служителей особой чести. Они буду приближены к Богу, будут служить Ему в новом храме, будут видеть всю Его славу.

Дай Господь нам сил и мужества остаться верными в это трудное время массового отступления и компромиссов, войн и потрясений, чтобы удостоиться величайшей чести быть в числе сынов Садока – увидеть славу нового храма и восстановление своего народа, а во всем этом – величие и святость нашего Бога Израилева.

О самом важном и простом: притча о добром самарянине

0

О чем эта притча? О том, что Бог смотрит на меня глазами ближнего.

Обычно мы не замечаем простых и очевидных вещей и начинаем спрашивать: где Бог, кто мой ближний, что я должен делать? История о добром самарянине отвечает на эти вопросы так, что нам становится стыдно за свою неспособность и неготовность любить Бога и ближнего, любить Бога в ближнем.

«И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?

Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь?

Он сказал в ответ: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя».

Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить.

Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?

На это сказал Иисус: некоторый человек шёл из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым.

По случаю один священник шёл тою дорогою и, увидев его, прошёл мимо.

Также и левит, быв на том месте, подошёл, посмотрел и прошёл мимо.

Самарянин же некто, проезжая, нашёл на него и, увидев его, сжалился

и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нём;

а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: «позаботься о нём; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе».

Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?

Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же» (Лук. 10:25-37).

Напомню, что притчи Христа открывают нам истины Божьего Царства в провоцирующих историях и захватывающих воображение картинках. Царство Божье – это многоцветная, щедрая, благодатная жизнь с избытком, а не серая религиозная система правил и ритуалов.

Мы думаем, что для спасения и угождения Богу достаточно каких-то верований или действий. Иисус отвечает: нет, не достаточно. Нужно любить всем своим естеством. Но кто способен на это?

Люди пытаются минимизировать, ограничить, приземлить это требование любви к Богу и ближнему. А Бог снова и снова показывает нам, как Он полюбил нас, и какой любви и веры Он ожидает от нас по отношению к ближнему, а уж потом к Себе, или же к Себе в нашем ближнем.

Получается, что в отношении к Богу и ближнему нужно иметь любовь. Все, что меньше любви – недостаточно. Сколько бы ты не пожертвовал денег, сколько бы умных идей не высказал, сколько бы добрых дел не сотворил. Это пугает людей. Это показывает их неспособность угодить Богу и получить жизнь вечную. Поэтому они пытаются торговаться, договариваться, или же просто спорить с Богом. Они (мы) хотели бы обойтись без любви, потому что без Бога на нее неспособны. И тогда закон становится заменой любви, правила приходят на смену отношениям, а решают все авторитетные толкователи.

Мы начинаем понимать, что вопрос законника был вовсе не о ближнем, а о своих шкурных интересах: как далеко распространяются мои моральные обязательства, кому я еще должен, а кому уже нет?

Этот вопрос мне хорошо знаком и понятен. Какое правило будет доступным, выполнимым, и самым угодным Богу, чтобы можно было закрыть все вопросы о нашем спасении и жизни вечной? Мы по-деловому спрашиваем: так, кому и сколько мы должны? Жизнь вечную? Хотим! А сколько стоит?

Ответ Иисуса не дает новую информацию, но обличает мотив и внутреннее состояние вопрошающего. Он подтверждает основные требования всем известного закона Моисеева. Но также указывает на его невыполнимость. Увы, мы не только не можем любить Бога всем сердцем, душою, крепостию и разумением, мы даже раненному ближнему помочь не спешим.

Что же делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Если мы хотим наследовать жизнь вечную, нам нужно возлюбить Бога и ближнего, что невозможно в рамках закона и правил, но вполне возможно через послушание Богу, явленному в Иисусе Христе.

Иисус не обошел стороной не одного человека в нужде. А ты, а я? А мы нашли все возможные оправдания, чтобы обойти чужих и непонятных нам людей, чтобы ограничить круг ближних и вести как можно более спокойную жизнь.

Так действовали и книжники времен Иисуса. Они пытались усложнить простое, чтобы только они могли толковать и контролировать. При этом ограничить круг «своих» и вынести за скобки всех других.

Иисус действовал противоположным образом. Он прояснял сложное, чтобы каждый мог понимать и практиковать истины Божьего учения. При этом убирал все разделяющие границы, чтобы открыть всем безмерную Божью любовь.

Любовь – это неудобное слово для религиозных людей, для их систем и правил.

О чем мы думаем, когда слышим слова Иисуса о любви к Богу и ближнему? Мы начинаем торговаться, мы ищем легкий и выгодный путь. Как получить жизнь вечную подешевле?  Как любить Бога и ближнего без лишних проблем?

Если же легкого варианта нет, то мы начинаем топтаться на месте. Не принимая простые истины, мы усложняем их и забалтываем. Но о них не нужно спорить, их нужно принять сердцем и послушно выполнять.

Как понять Бога, что Он хочет от нас? Почему все так сложно? Потому что мы не готовы принять простые истины. Иисус говорит о любви, а знатоки закона спрашивают о том, как что-то получить, в том числе жизнь вечную – как решить вопрос, как договориться, как рассчитаться с Богом.

Как можно не видеть очевидное? Неужели это не ясно даже детям? Увы. Притча о Добром самарянине напоминает о том, как самые образованные и праведные люди могут не понимать простейших вещей. Священник и левит оказались самыми далекими, а самарянин – самым ближним —  и в понимании истин, и в их применении.

Эта притча показывает, что для Иисуса лежит в центре всего Писания, всей веры, всей праведной жизни – любовь к Богу, явленная в любви к ближнему.

Иисус был живым ответом на все вопросы, но законники предпочитали спорить, потому что не хотели принять этот Божественный ответ.

«В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твоё благоволение.

И, обратившись к ученикам, сказал: всё предано Мне Отцом Моим; и кто есть Сын, не знает никто, кроме Отца, и кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть.

И, обратившись к ученикам, сказал им особо: блаженны очи, видящие то, что вы видите!

ибо сказываю вам, что многие пророки и цари желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали» (21-24).

После этих слов притча о добром самарянине звучала как обличение знатоков закона, как призыв обратиться к самым простым и важным истинам, доступным даже для детей.

Эта притча о том, что Божье Царство преодолевает и упраздняет границы между людьми. В ней дальний (самарянин) оказывается ближним. А ближние (священник и левит) оказываются дальними.

Кто же мой ближний? Тот, кто в нужде. Тот, кто помогает в нужде. Тот, кто нуждается во мне. Тот, кто помогает мне.

При этом важно не перепутать, кому мы должны быть ближними. Не оказав помощи пострадавшему, священник и левит оказались дальними для раннего человека и ближними его грабителям. Здесь нейтральным быть невозможно. Если ты не поступаешь как ближний, не оказывая помощи раненому, то поступаешь как разбойник, оставляя его умирать.

Давайте теперь зададим вопрос себе: а готовы ли мы стать ближними для тех, кто в нужде? Своей историей Иисус меняет перспективу: на вопрос «Кто мой ближний» Он отвечает «Ты будь ближним», то есть добрый самарянин был ближним для пострадавшего, и ты призван поступать так же.

Готов ли я быть ближним? Готов ли я расширить круг своих ближних и не закрывать его? Готов ли я учиться у Сына Божьего Его любви к людям?

Еще раз: здесь нам напоминается вполне очевидная истина в том, что мы не способны любить не Бога, не ближнего. Потому что любовь приходит от Бога как дар. Это несвойственно людям, это не обычно. Поэтому нам нужно знать Отца, а знать Отца можно только через Сына. Поэтому закон без Иисуса не выполним. А это значит, что даже если мы очень-очень захотим быть добрыми самарянами, то не сможем.

Кстати, эта история не о том, что нечистый самарянин был лучше ортодоксального священника или праведного левита. Я уверен, что среди самарян такой человек был бы не меньшей редкостью, чем среди иудеев. История именно о том, что такой человек – исключение, что такой поступок – необычен.

То есть Иисус показывает, как нужно было поступить, и при этом задает немой вопрос: а ты можешь быть этим добрым самарянином? А ты мог бы стать настолько добрым?

Ответ был очевидным. Нет, не мог.

Поэтому призыв Христа «иди и поступай так же» звучит как очень серьезный вызов.

Законник остался в замешательстве.

А мы? Что мы поняли из этой истории? Как нам любить ближнего и Бога? Кто наш ближний? Что мы будем делать? Идти и поступать так же?

Если ты хочешь быть достойным сыном небесного Отца, любить Бога и ближнего, то должен стать ближним для каждого человека в нужде.

При этом ты не можешь стать ближним никому, не отрываясь любви Иисуса и не учась у Него любить. Мы не можем выбирать или-или – или Бог или ближний. Мы не можем оставить раненого на дороге и пойти в храм молиться.

История о добром самарянине показывает нам эту связь между нашим отношением к Богу и нашим отношением к ближнему. Если в нашем сердце есть любовь, то она, исходя от Бога, направляется на каждого нуждающегося, не проходит мимо раненого, не игнорирует просящего.

Бог и ближний всегда рядом. Бог смотрит на тебя глазами нуждающегося ближнего. Это взгляд Иисуса, взгляд Бога, ставшего одним из нас. Не отвергни Его.

Возвращение Славы Господней

0

 

Все видения пророка Иезекиила говорят о славе Божьей и бесславии (мерзостях) Божьего народа. Неверность избранных людей приводит к тому, что они теряют присутствие Божье, слава Господня покидает храм. Так случилось самое страшное, что могло случиться. С Богом можно было пережить разруху и плен. А без Бога даже сытая жизнь будет бессмысленной и невыносимой, тем более жизнь в рассеянии, унижении, рабстве.

И все же видения пророка заканчиваются картиной восстановленного Израиля, в котором центром жизни вновь станет храм. В последних главах книги мы находим детальное описание Божьего дома, который так и не был построен, который остается образом будущего.

Это видение очень контрастирует с реальностью плена и разрушения. Господь переносит пророка в будущее Израиля, показывает устройство храма, объясняет порядок служб и границы земельных наделов. Для нас эти главы остаются малопонятными в деталях, хотя они были важной частью пророческого послания дому Израилеву:

«В двадцать пятом году по переселении нашем, в начале года, в десятый день месяца, в четырнадцатом году по разрушении города, в тот самый день была на мне рука Господа, и Он повел меня туда.

В видениях Божиих привел Он меня в землю Израилеву и поставил меня на весьма высокой горе, и на ней, с южной стороны, были как бы городские здания; и привел меня туда. И вот муж, которого вид как бы вид блестящей меди, и льняная вервь в руке его и трость измерения, и стоял он у ворот.

И сказал мне этот муж: «сын человеческий! смотри глазами твоими и слушай ушами твоими, и прилагай сердце твоё ко всему, что я буду показывать тебе, ибо ты для того и приведен сюда, чтоб я показал тебе это; все, что увидишь, возвести дому Израилеву». И вот, вне храма стена со всех сторон…» (Иез. 40:1-5).

Итак, Господь показывает пророку храм – как хорошо описанный образ будущего, как символ восстановления Израиля, обновления завета и отношений с Богом, возвращения к чистоте и святости.

Храм будущего заметно отличается от Соломонова храма. И размерами, и структурой. Читая описание третьего храма, мы начинаем понимать, что восстановление Израиля не будет возвращением в прошлое. Прошлое остается как темный фон, на котором возникает сияющий образ чего-то совершенно нового.

Здесь важно все, каждая деталь. Но самое главное заключается в том, что наполняет этот храм, что там происходит, чему он служит.

Иезекииль видел, как слава Господня оставила храм и город (11:23), а теперь ему суждено увидеть то мессианское будущее, в котором слава Бога Израилева вернется и вновь заполнит храм:

«И вот, слава Бога Израилева шла от востока, и глас Его — как шум вод многих, и земля осветилась от славы Его.

Это видение было такое же, какое я видел прежде, точно такое, какое я видел, когда приходил возвестить гибель городу, и видения, подобные видениям, какие видел я у реки Ховара. И я пал на лицо моё.

И слава Господа вошла в храм путём ворот, обращенных лицом к востоку.

И поднял меня дух, и ввёл меня во внутренний двор, и вот, слава Господа наполнила весь храм.

И я слышал кого-то, говорящего мне из храма, а тот муж стоял подле меня, и сказал мне: сын человеческий! это место престола Моего и место стопам ног Моих, где Я буду жить среди сынов Израилевых вовеки; и дом Израилев не будет более осквернять святого имени Моего (43:2-7).

Храм наполнился жизнью, сиянием, шумом. Он был построен по детальному плану самого Бога. Он предназначался для обитания славы Божьей. Без нее камни, украшения, утварь ничего бы не значили.

Храм Иезекииля – дорогой образ, который живет в сердце каждого верующего человека, который отзывается небесной тоской и дерзновенным ожиданием в каждом священнике и пророке.

Мы живем на развалинах наших святынь. Утешаемся проблесками Божьей славы, следами и воспоминаниями, предвкушением и надеждой.

При этом мы знаем и верим, что совершенный и святой Божий храм уже строится. И слава Господа вот-вот вернется, чтобы наполнить не только храм, гору и город, но и всю землю.

Он воскрес! Не ищи и не смущайся

63

Он воскрес! Не ищи и не смущайся

Воскресение Иисуса – величайшее чудо, о котором не перестают спорить.

Пустая гробница волнует воображение людей.

Первые ученики волновались еще больше. Они полностью растерялись. Даже после нескольких лет следования за Иисусом, они удивлялись случившемуся. Здесь есть над чем задуматься всем нам.

С одной стороны, наш Бог не перестает нас удивлять: бесконечно милует, постоянно заботится, чудесным образом избавляет от опасностей.

С другой стороны, может быть, нам пора перестать удивляться. Потому что иначе и быть не может. Бог именно такой, и мы должны об этом знать. И когда Он творит чудеса, они не должны быть для нас неожиданностью.

Признаюсь, я люблю и то, и другое – и чувство удивления, и чувство спокойной уверенности.

Иногда люди говорят с восторгом: ты представляешь, Бог ответил, помог, спас!

А иногда люди спокойно ждут: мы знаем, что Он ответит, иначе быть не может. А когда и как – нам знать не обязательно, мы доверяем Ему.

И все же чаще всего мы демонстрируем не уверенность в Боге, но по-человечески понятную обреченность, плохую уверенность в том, что в этом мире все будет плохо.

Так было и после смерти Иисуса. Его оплакали погребли как мертвого. С Ним погребли погибшие надежды, погребли свою умершую веру. Хотя даже это было предсказано, даже это было частью Божьего плана. Но ученики и ученицы были растеряны, потрясены. История Воскресения – это история о том, как их растерянность сменилась уверенностью. Давайте об этом прочитаем из Евангелия от Луки

«В первый же день недели, очень рано, неся приготовленные ароматы, пришли они ко гробу, и вместе с ними некоторые другие; но нашли камень отваленным от гроба. И, войдя, не нашли тела Господа Иисуса. Когда же недоумевали они о сём, вдруг предстали перед ними два мужа в одеждах блистающих. И когда они были в страхе и наклонили лица свои к земле, сказали им: что вы ищете живого между мёртвыми? Его нет здесь: Он воскрес; вспомните, как Он говорил вам, когда был ещё в Галилее, сказывая, что Сыну Человеческому надлежит быть предану в руки человеков грешников, и быть распяту, и в третий день воскреснуть» (Луки 24:1-12).

 

Мы видим друзей Иисуса недоумевающими, испуганными, растерянными.

Мы знаем это по себе. Иногда мы так шокированы увиденным, что забываем обещания Иисус быть с нами до конца дней, забываем о Его победе и Его присутствии. Так было и с первыми учениками Иисуса.

Они все забыли. Стоило только забрать у них Учителя, и они рассеялись, растерялись, потерялись. Они тут же забыли все, что Он им говорил.

Для того, чтобы они могли пережить все потрясения, им было нужно вспомнить слова Учителя, ведь Божьи слова – это та красная нить, которая помогает нам не потеряться в водовороте событий.

Мы не должны удивляться пустой гробнице, мы должны утверждаться в нашей вере на основании Божьего Слова и свидетельствовать об исполнении Божьего плана в Иисусе Христе, Его смерти и воскресении.

Во-первых, мы не должны удивляться пустой гробнице. Ведь воскресение Христово – не случайность, но исполнение Божьего плана. По-человечески этого быть не могло. Но для знающих Писание и слова Иисус, воскресение было известным наперед фактом, иначе и быть не могло.

Чудо Божьего Слова важнее пустой гробницы, Все было так, как было сказано.

Исполнилось написанное. Случилось то, что было предсказано. Самое удивительное не само событие, а то, что о нем было известно наперед. Божье Слово исполнилось – так было сказано, так написано. У Бога нет случайностей. Мы должны удивляться не пустой гробнице, но силе Божьего слова. Не тому, что происходит, а Божьему плану, согласно которому это происходит.

Не случилось ничего неожиданного. Случилось то, что должно было случиться. Ангелы не сказали ничего нового, лишь напомнили. Чего мы ищем? Почему смущаемся? Разве у нас нет «вернейшего пророческого слова»?

Во-вторых, мы должны утверждаться в нашей вере на основании Божьего Слова. Пустая гробница не делает нас верующими. Всегда можно усомниться. Так было и с учениками даже при явлении Воскресшего. Верующими нас делает Слово Божье. Не чудеса. Иисус являет Себя, но также ссылается на слова Писания: так написано.

Мы должны помнить Божье Слово, чтобы понимать смысл событий. Если мы не помним Божье слово, мы начинаем теряться, смущаться, искать не там. Но даже если мы помним, мы не всегда применяем верно. Поэтому нам нужно просить Иисуса, чтобы Он открыл ум к уразумению Писаний.

В-третьих, внимая Божьему Слову и понимая его через откровение Духа Святого, мы должны свидетельствовать об исполнении Божьего плана в Иисусе Христе, Его смерти и воскресении.

Мы призваны свидетельствовать о силе Божьего Слова в истории мира и нашей личной жизни, о воскресении Иисуса как исполнении Божьего плана.

Мы не просто зрители, мы живые свидетели того Божьей силы.

Сегодня мне хочется сказать каждому христианину: не ищи и не смущайся. Лучше слушай Иисуса и запоминай Божье Слово.

Тогда ты будешь знать наперед самое главное, будешь готов и к трудностям, и к чудесам.

Тогда ты будешь спокоен и уверен, будешь понимать Божий план и доверять ему.

Тогда ты сможешь быть верным свидетелем того, как Божьего Слово исполняется в страданиях и смерти, воскресении и победе.

Что будет с Гогом?

0

A destroyed Russian tank on the outskirts of Kharkiv at the weekend. Photograph: Sergey Bobok/AFP/Getty Images

 

Для того, чтобы мы могли пережить ужасы текущих событий, нужно смотреть в самый конец истории. Там, после темных и смутных дней, мы не увидим врагов, мы увидим силу и славу Божью над Его народом. Из других народов уцелеют лишь благословляющие Израиля. Врагов не останется.

Мы еще не там, история еще не закончилась, но мы знаем, к чему все идет. Гог сделает много зла, но его участь уже предрешена его собственным выбором, тем, что он бросил вызов Богу и Его народу. А значит, он уже мертв.

«Падешь ты на горах Израилевых, ты и все полки твои, и народы, которые с тобою; отдам тебя на съедение всякого рода хищным птицам и зверям полевым» (Иез. 39:4), — так сказал Бог до того, как это совершилось. Значит, это уже совершилось. Значит, нужно считать это фактом.

Погибнут не только армии Гога. Вся его земля, все народы его коалиции будут платить за преступления его полчищ, все его сторонники узнают на себе силу и гнев Бога Израиля: «И пошлю огонь на землю Магог и на жителей островов, живущих беспечно, и узнают, что Я — Господь» (6).

Огонь Божьего гнева испытает силу Гога и всех тех, кто решил стать под его знамя, кто поверил в него, кто допустил в сердце ненависть к Израилю, кто посчитал избранный народ легкой добычей.

За амбиции Гога будут расплачиваться города и страны, семьи и дома, женщины и дети. Потому что все они питались, дышали, жили своей гордостью и ненавистью, не только их воины, но также их чиновники, учителя, судьи, священники.

В огне сгорят их дворцы, где на тронах или за очень длинными столами сидели одержимые монстры, которым с удовольствием служили «встающие с колен» рабы.

В огне сгорят их школы, в которых учили, что Израиль не имеет права на существование, что его давно пора «денацифицировать».

В огне сгорят их церкви, где поклонялись идолам войны и одобряли человеческие жертвы.

В огне сгорят их университеты, библиотеки, фабрики троллей, благодаря которым люди привычно жили во лжи и уверенно лгали другим.

Этот огонь уничтожит злое и очистит землю, чтобы даже народы, ранее служившие Гогу, получили свой шанс на обращение к живому Богу Израиля: «И явлю славу Мою между народами, и все народы увидят суд Мой, который Я произведу, и руку Мою, которую Я наложу на них» (21).

Израилю также придется очищаться, убирая, собирая и сжигая все то, что осталось от армий Гога:

«Тогда жители городов Израилевых выйдут, и разведут огонь, и будут сожигать оружие, щиты и латы, луки и стрелы, и булавы и копья; семь лет будут жечь их. И не будут носить дров с поля, ни рубить из лесов, но будут жечь только оружие; и ограбят грабителей своих, и оберут обирателей своих, говорит Господь Бог. И будет в тот день: дам Гогу место для могилы в Израиле, долину прохожих на восток от моря, и она будет задерживать прохожих; и похоронят там Гога и все полчище его, и будут называть её долиною полчища Гогова. И дом Израилев семь месяцев будет хоронить их, чтобы очистить землю» (9-12).

Гог собрал так много оружия, что Израиль будет семь лет экономить на энергоресурсах. Все эти инструменты, орудия, машины смерти будут гореть долго-долго, напоминая о силе Бога и тщетных амбициях людей.

Что останется от Гога и его полчищ?

Огромная могила, мешающая прохожим. Многие тысячи тел, которые будут хоронить семь месяцев.

Множество брошенного оружия, которое будут жечь семь лет.

И поучительная история для всех нас – история о Божьей любви и ревности, силе и справедливости.

Глядя на конец Гога, все дети Божьи должны ободриться и укрепиться, их победа уже совершилась, так сказал Бог, так Он и сделает.

Глядя на конец Гога, все его народы и армии, все рабы, жрецы, поклонники сегодня должны крепко задуматься – стоит ли погибать ради того, кто уже мертв?

Последний ужин и четыре разговора (Луки 22:14-38). Разговор первый: кто же предатель?

0

Последний ужин Христа с учениками был особо торжественным, пасхальным, праздничным. Отличался он и тем, что на нем не вспоминали события Исхода, но говорили о событиях ближайшего будущего, о приближающихся страданиях и смерти Иисуса.

Вопреки традиции в этот вечер Иисус говорил только о Себе. Он не говорил о Пасхе, Он был Пасхой. Все было о Нем. Все исполнялось в Нем.

 

«И, когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним, и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания, ибо сказываю вам, что уже не буду есть её, пока она не совершится в Царствии Божием. И, взяв чашу и благодарив, сказал: приимите её и разделите между собою, ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придёт Царствие Божие. И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Моё, которое за вас предается; сие творите в Моё воспоминание.Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается» (Луки 22:14-20).

 

Как и раньше, Иисус говорит о самом главном, о Своей миссии. Говорит в последний раз перед тем, как все это исполнится. И в этот пасхальный ужин все слова и планы Иисусу связываются с темой Исхода. Поэтому Он говорит о Себе как о пасхальной жертве, о Своей смерти и воскресении как о новой, самой главной Пасхе.

Настоящая Пасха происходит прямо здесь, в этой горнице. То, что происходит сейчас, не отсылает нас к событиям Исхода. Напротив, события Исхода указывают на то, что происходит сейчас, — на Иисуса и наше освобождение посредством Его жертвы.

Настоящая Пасха – не воспоминание об Исходе и первой Пасхе. Исход – пророчество о Пасхе. А Иисус – исполнение этого пророчества. Он меняет традицию Пасхи так, что, принимая хлеб и вино, мы вспоминаем не Исход из Египта, но Его страдания и смерть, победу и вечную жизнь.

Здесь Пасха истолковывается в очень личном ключе. Традиционное воспоминание событий Исхода переводится в разговор о личности. Иисус говорит о Себе и только о Себе. Он и есть смысл праздника, Он и есть ключ к пониманию всего.

Пасха с участием Иисуса – совсем иная. Здесь все – Его и о Нем: «Мое страдание», «тело Мое», «Моя кровь». И наконец – «Мое воспоминание», т.е. «воспоминание о Мне». Он хотел, чтобы Его первые ученики праздновали Пасху по-новому, как воспоминание о Нем, как принятие Его жизни.

С тех пор нам завещано совершать эти таинства регулярно, «всякий раз», в воспоминание о Нем. А вспоминать о Нем может лишь тот, кто знает Его. Узнали ли мы Его? Поняли ли мы Его? Стали ли мы Его послушными и внимательными учениками?

 

Представим себе, что мы там – в тайной комнате на последнем ужине.

Мы видим непонятливых учеников, мы слышим их споры друг с другом.

Мы хотим крикнуть им: «Эй, прекратите спорить! Вы до сих пор не понимаете смысла Пасхи, не понимаете Христа! Дорожите последними минутами, впитывайте каждое слово, потому что это ваша последняя встреча за столом!».

Но, глядя на них внимательнее, мы начинаем видеть в них себя.

Наши споры о том, кто лучше, больше, важнее показывают нашу незрелость и непонимание Христа.

Наши споры о чаше и чашечках, настоящей Вечере и правильной церкви, сакраментализме и символизме унижают и заслоняют Христа.

Наши споры о том, кто хуже, кто грешнее, кто виновнее унижают и закрывают Христа еще больше.

Каждый из нас не готов к вопросу о своей ответственности и вине, о своей греховности и слабости, о своем предательстве, поэтому смотрит по сторонам и гневно кричит: «Кто же это? Может ты?».

Кто угодно, но только не я.

Увы, это очень типично. Вместо того, чтобы слушать слова Иисуса, мы думаем о себе, о своих достоинствах и перспективах, а также о других – об их грехах и слабостях.

Но Иисус говорит о нас очень мало, Он хочет нашего внимания к Себе, потому что в Нем жизнь и мы можем жить только Им.

Вот почему после пасхального ужина Христос продолжает открывать Себя и Свою миссию, а также предупреждать и готовить учеников к дальнейшим событиям в свете этой миссии.

 

В этом общении выделяют четыре кратких разговора:

о предателе (21-23);

о том, кто же больше (24—30);

об отречении Петра (31-34);

о грядущей войне (35-38).

 

И первый разговор – о самом интригующем, о предательстве.

В нем много взаимных обвинений, любопытства, самоуверенности, эгоизма.

В нем мало серьезности, зрелости, ответственности, внимания к Учителю и другим ученикам.

Иисус говорит здесь мало, но Его слова порождают долгие споры среди учеников.

 

«И вот, рука предающего Меня со Мною за столом; впрочем, Сын Человеческий идёт по предназначению, но горе тому человеку, которым Он предается. И они начали спрашивать друг друга, кто бы из них был, который это сделает» (21-23).

 

В этой первой беседе можно заметить три важных момента.

 

Во-первых, Иисус знает о присутствии предателя и позволяет предательству совершиться. Предающий Меня – со Мною. Он находится рядом, близко. Предательство уже совершается, подлый заговор уже в действии. И это происходит прямо здесь и сейчас. В этом участвует один из нас. Это трудно вместить. Оказывается, можно быть рядом, но не вместе. Быть недалеко от Царства Божьего, но так и не войти. Ходить за Иисусом, но до поры, до времени, не принадлежать Ему полностью.

 

Во-вторых, Сын Человеческий идет на смерть по собственной воле и высшему плану, но предатель несет личную ответственность за свое преступление. Все сбудется согласно Божьему предназначению. Но при этом мы – не куклы, мы делаем свой выбор и отвечаем за него. В деле спасения есть место Божьему чудесному плану и подлому заговору людей, Божьей суверенности и человеческой свободе. Люди не смогут помешать Богу, но будут пытаться, и понесут за это ответственность.

 

В-третьих, вместо того, чтобы смотреть на Иисуса и ловить Его каждое слово, ученики начинают спорить между собой, защищая себя и обвиняя других. Это для нас, людей, обычное дело. И это совершенно пустая трата столь драгоценного времени. Вместо того, чтобы любопытствовать «кто бы это мог быть?» (Лук. 22:23, здесь и дальше в переводе Радостная Весть) или отрицать «но ведь не я же, Господи!» (Матф. 26:22), нам стоило бы испытать себя, мыслить о себе скромнее, при этом держаться к Иисус поближе и слушать Его повнимательнее.

 

Говоря о предательстве, Иисус не призывает учеников найти и обезвредить предателя. Также Он не показывает ни тени растерянности или паники. Сбывается предназначенное, Сын Человеческий должен пройти через предательство и убийство спокойно и уверенно, чтобы преодолеть смерть и победить.

 

Слыша спокойный голос Иисуса, нам не нужно смотреть по сторонам и обсуждать других. Нам нужно быть внимательным к Его каждому слову, чтобы понимать лучше Его и себя, чтобы испытывать себя и хранить верность Ему.

«Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей» (1 Кор. 11:28).

 

 Последний ужин и четыре разговора (Луки 22:14-38). Разговор четвертый: что значит купить меч?

0

 

Последний пасхальный ужин Иисуса с учениками сопровождался важными беседами. Иисус говорил о предательстве и смерти, но также о Своих отношениях с отцом и принципах служения, любви и единстве, росте и плодах, трудностях и гонениях.

У Евангелиста Луки записан один из разговоров, который мы редко читаем в связи с вечерей, хотя он очень интересен и поучителен именно в этой связи.

Иисус делает интересный переход от чаши к мечу. Только что Он говорил о Своей крови, которая проливается за нас в качестве добровольной жертвы (Лук. 22:14-20). Мы понимаем: Иисус отдает Себя в жертву, Ему не нужен меч для защиты. Но тут же Он говорит о мече. И мы едва понимаем смысл Его слов.

 

«И сказал им: когда Я посылал вас без мешка и без сумы и без обуви, имели ли вы в чем недостаток? Они отвечали: ни в чем. Тогда Он сказал им: но теперь, кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму; а у кого нет, продай одежду свою и купи меч; ибо сказываю вам, что должно исполниться на Мне и сему написанному: «и к злодеям причтен». Ибо то, что о Мне, приходит к концу. Они сказали: Господи! вот, здесь два меча. Он сказал им: довольно (Лук. 22:35-38).

 

Этими словами Иисус готовит учеников к грядущим испытаниям. Он напоминает, что никогда не отправлял их на задание без подготовки и обеспечения. Теперь они должны приготовиться к жизни без Учителя, Которого осудят и казнят как злодея.

 

Реакция учеников показывает, что они все еще не понимают, что происходит, какова природа конфликта между Царством Божьим и царством мира сего.

Они начинают подсчитывать свои силы, свои мечи, но Иисус прерывает их: «Довольно!». Можно подумать, что этим Он пресекает бессмысленные рассуждения: «Хватит уже об этом!».

Также эти слова могут говорить о количестве, о том, что двух мечей в этой ситуации вполне достаточно. В таком случае слова Иисуса звучат иначе: «Двух мечей вам вполне достаточно». Мы нигде не видим, чтобы Иисус запрещал иметь меч. Он знал, что ученики заботятся о самозащите и не осуждал их за это. И все же эти слова звучат с легкой иронией: такого оружия у вас хватает.

 

О чем же здесь идет речь? О том, что после осуждения и убийства Учителя, мир обрушится против учеников. О том, что обычной жизни приходит конец. Вместо привычных, и столь нужных для жизни вещей, стоит купить меч – приготовиться к трудностям, лишениям, преследованиям, а также к защите себя и своей веры.

 

Так бывает всегда: когда приходит война, все бытовые вещи и даже предметы роскоши меняют на обычный меч.

 

Конечно же, здесь речь идет о мече необычном. Если ученики призваны следовать во всем примеру Учителя, то они должны вооружаться и сражаться тем же оружием, которым владел Иисус.

Важно понимать, что в новых обстоятельствах Иисус продолжает заботиться об учениках так же, как делал это раньше – в годы Своей земной жизни. Это Он обеспечивал их всем необходимым для миссионерских путешествий по городам Израиля. И это Он заботится о том, чтобы у них был меч. Какой меч? Не думаю, что здесь нужны какие-то детальные пояснения или уточнения.

Меч, о котором говорится в Евангелии от Луки, — символ готовности к трудным временам, символ верности Иисусу в условиях смертельной опасности.

Иисус призывает нас поменять обычную жизнь на жизнь военного, поменять все свои вещи на меч. Беда в том, что мы слишком привыкаем к повседневным вещам и не спешим отказываться удобств.

Иисус говорит, что Его скоро убьют, что этот ужин последний, что время избавляться от лишних вещей. В этом контексте меч – это не наш выбор, это Его требование.

Тот, Кто говорил нам ранее: «Возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лук. 9:23), теперь говорит: «Продай одежу свою и купи меч».

Вместе с мечом нам понадобятся «мешок» и «сума» – деньги и походный рюкзак. Это значит, что ученики должны приготовиться к долгой дороге, к участи странников. У них не будет страны и дома. Они будут своими среди чужих и чужими среди своих. Они будут гонимы, но не беспомощны.

Возможно, мы не хотим так жить. Мы не хотим менять комфорт привычной жизни на меч, на духовную брань, на служение Божьему Слову. Но Иисус призывает нас продать все лишнее и купить меч. Именно так поступил Он Сам, пожертвовав всем ради нашего спасения.

Пить из Его чаши значит возвещать смерть Господню и грядущее Царство. Пить из Его чаши значит оставить свою прежнюю жизнь и взять меч, чтобы служить Царю и умереть за Него. Именно так, через обычных людей, ставших воинами Христа, Евангелие Царствия распространяется и побеждает мир.