Online

Было ли слово Господне?

0

Пророчества Иезекииля начинаются со слов «и было ко мне слово Господне».

Эти слова закладывают надежное основание, подчеркивают авторитетность, вызывают особое внимание.

Но для многих ложных пророков эти слова были формой манипуляции. Лжепророки не знали и не слышали Бога, поэтому не имели права говорить: «было ко мне слово Господне». Их ложь была сетью для народа, сладким и пагубным обольщением, но также богохульством, сознательным противлением Богу, присвоением и извращением Его слов.

Без освобождения от этой лжи, без разоблачения лжепророков возвращение народа к Богу было невозможным.

Люди оказались в плену лжи задолго до Вавилонского плена. И этот плен был гораздо страшнее, так как заключал людей в оковы чуждых представлений о Боге, оправдывал неверие и неверность, подменял слово Бога словами людей. Поэтому в библейских пророчествах мы часто видим, как слово Бога судит превратные слова людей.

«И было ко мне слово Господне: сын человеческий! изреки пророчество на пророков Израилевых пророчествующих, и скажи пророкам от собственного сердца: слушайте слово Господне!» (Иез.13:1-2).

Живое слово от Господа противопоставляется пустым и надуманным словам, обманчивым видениям и фантазиям лжепророков.

Лжецы узнают на себе силу живого Бога, каждое слово Которого имеет особый смысл и чудесную силу. Слова же фальшивых пророков разрушатся как разрушается дом, построенный из грязи. Мы встречаем здесь знакомую картину: проливной дождь и бурный ветер испытают надежность человеческих конструкций.

«Не пустое ли видение видели вы? и не лживое ли предвещание изрекаете, говоря: ‘Господь сказал’, а Я не говорил?

Посему так говорит Господь Бог: так как вы говорите пустое и видите в видениях ложь, за то вот Я—на вас, говорит Господь Бог.

И будет рука Моя против этих пророков, видящих пустое и предвещающих ложь; в совете народа Моего они не будут, и в список дома Израилева не впишутся, и в землю Израилеву не войдут; и узнаете, что Я Господь Бог.

За то, что они вводят народ Мой в заблуждение, говоря: ‘мир’, тогда как нет мира; и когда он строит стену, они обмазывают ее грязью,

скажи обмазывающим стену грязью, что она упадет. Пойдет проливной дождь, и вы, каменные градины, падете, и бурный ветер разорвет ее» (7-11).

Лжепророки и лжепророчества будут разоблачены первым же сильным дождем. Они рухнут от первого порыва ветра. Потому что не имеют основания под собой, потому что построены не на чем. Они сами выбрали пустоту и ложь. Они знали, что они не знали Господа и не имели права говорить от Его Имени. Не зная Бога, они решили быть «как боги». Они сделали свой выбор, зная о его последствиях.

Но вместе с ними будут страдать многие люди, в том числе люди невинные, неразборчивые, слабые и уязвимые. Слова лжепророков искажают реальность, принося боль праведникам и радуя беззаконников. Поэтому избавить народ от лжепророков, вывести людей из плена лжи гораздо важнее, чем освободить людей от Вавилонского плена.

«За то, что вы ложью опечаливаете сердце праведника, которое Я не хотел опечаливать, и поддерживаете руки беззаконника, чтобы он не обратился от порочного пути своего и не сохранил жизни своей, — за это уже не будете иметь пустых видений и впредь не будете предугадывать; и Я избавлю народ Мой от рук ваших, и узнаете, что Я Господь» (22-23).

 

Господь избавит нас от лжи и служителей лжи не столько для того, что покарать самозванцев и нечестивцев, но прежде всего для того, чтобы мы узнали Его таким, как Он есть, чтобы мы смогли принять Его живое слово и жить этим словом.  Было ли к нам слово Господне? Или мы все же живем словами людей?

Слово сбудется

0

Слово сбудется

Каждое Божье слово обладает силой менять реальность. Но что это значит? Не значит ли это, что Божье слово разоблачает мнимую реальность, а точнее наши ложные представления о реальности? Не значит ли это, что Божье слово открывает для нас мир таким, каким его видит Бог?

Передавая людям Божье слово, пророк приглашает их принять это слово как основную реальность, в свете которой можно жить иначе, без идолопоклонства и греха, без разрухи и плена.

Божье слово – откровение для тех, кто принимает это приглашение к новой реальности, открытая дверь для ищущих Царства. Для тех же, кто это приглашение отвергает и предпочитает жить в свой вымышленной реальности, Божье слово становится последним предупреждением.

Не только своими словами, но и своими действиями, всей своей жизнью пророк говорит о том, что этот мир человеческих царств вот-вот разрушится, но пока еще есть шанс открыть глаза и уши, умы и сердца.

Господь посылает пророка как Свое последнее знамение:

«И было ко мне слово Господне:

сын человеческий! ты живешь среди дома мятежного; у них есть глаза, чтобы видеть, а не видят; у них есть уши, чтобы слышать, а не слышат; потому что они—мятежный дом.

Ты же, сын человеческий, изготовь себе нужное для переселения, и среди дня переселяйся перед глазами их, и переселяйся с места твоего в другое место перед глазами их; может быть, они уразумеют, хотя они—дом мятежный… Скажи: я знамение для вас; что делаю я, то будет с ними, —в переселение, в плен пойдут они» (Иез. 12:1-3,11).

Если будут жить так как живут – пойдут в плен. Но пока еще есть надежда: «Может быть, они уразумеют».

Возможность избежать плена ничем не заслужена и не определена. Никто не знает, как долго окно надежды будет открыто, сколько шансов нам будет дано. Для тех, кто видит и слышит, ищет и просит, достаточно одного момента. Для тех, кто привык злоупотреблять Божьим долготерпением, никакого времени не хватит, для них уже поздно.

«И было ко мне слово Господне:

сын человеческий! что за поговорка у вас, в земле Израилевой: ‘много дней пройдет, и всякое пророческое видение исчезнет’?

Посему скажи им: так говорит Господь Бог: уничтожу эту поговорку, и не будут уже употреблять такой поговорки у Израиля; но скажи им: близки дни и исполнение всякого видения пророческого…

Посему скажи им: так говорит Господь Бог: ни одно из слов Моих уже не будет отсрочено, но слово, которое Я скажу, сбудется, говорит Господь Бог» (Иез. 21-23,28).

Это то, что мы должны говорит людям сегодня: близки дни и исполнение пророчеств, отсрочки уже не будет, Божье слово вскоре сбудется.

«Может быть, они уразумеют», что все мятежные царства приходят к концу.

Может быть, в эти последние дни они откроют свои уши и глаза для Божьего слова, откроют для себя реальность Божьего Царства и откроются для него всем сердцем своим.

Еще не близко?

0

В пророчествах есть закономерная последовательность: сперва – суд и разрушение, затем – обновление и восстановление.

Наказание – гораздо ближе, чем мы думаем. А возвращение к нормальной жизни – не так скоро, как хотелось бы.

Все самоуверенные «князья народа», строители своих домов и судеб, люди с коронами и часами даже не подозревают, как все вскоре изменится, как весь их порядок вскоре разрушится.

Быстрое и неожиданное развитие событий пугает и самого пророка:

«И поднял меня дух, и привел меня к восточным воротам дома Господня, которые обращены к востоку. И вот, у входа в ворота двадцать пять человек; и между ними я видел Иазанию, сына Азурова, и Фалтию, сына Ванеева, князей народа.

И Он сказал мне: сын человеческий! вот люди, у которых на уме беззаконие и которые дают худой совет в городе сем,

говоря: ‘еще не близко; будем строить домы…’ И было, когда я пророчествовал, Фалтия, сын Ванеев, умер. И пал я на лице, и возопил громким голосом, и сказал: о, Господи Боже! неужели Ты хочешь до конца истребить остаток Израиля? (Иез. 11:1-3, 13).

Наказание «князя народа» Фалтии было немедленным и служило грозным предупреждением всему народу, каждому, кто успокаивает себя словами «еще не близко» и продолжает грешить.

Божьи суды стали ближайшей перспективой. Но после этих судов, за ними, за их мрачным горизонтом открывается более дальняя и светлая перспектива обновления и восстановления:

«Затем скажи: так говорит Господь Бог: Я соберу вас из народов, и возвращу вас из земель, в которые вы рассеяны; и дам вам землю Израилеву.

И придут туда, и извергнут из нее все гнусности ее и все мерзости ее.

И дам им сердце единое, и дух новый вложу в них, и возьму из плоти их сердце каменное, и дам им сердце плотяное,

чтобы они ходили по заповедям Моим, и соблюдали уставы Мои, и выполняли их; и будут Моим народом, а Я буду их Богом» (17-20).

Казалось бы, ну все, можно успокоиться. Бог соберет и возвратит, благословит и защитит.

Все этот так, но даже в столь светлой перспективе многое зависит от человеческой свободы, значит преступление остается возможным, а наказание – заслуженным:

«А чье сердце увлечется вслед гнусностей их и мерзостей их, поведение тех обращу на их голову, говорит Господь Бог» (21).

Каждый раз, когда мы пренебрегаем Божьим предупреждением, мы лишаем себя светлой перспективы. Игнорируя предупреждение о наказании, мы обрекаем себя на повторение преступлений.

Каждый раз, когда мы говорим о Божьем правосудии: «еще не близко», мы приближаем расплату за грех и беспечность, мы судим себя своими же словами, мы наказываем себя сами – своими решениями и делами, последствиями своего плохого выбора жить так, будто мы князья, цари, боги. При этом мы сами отдаляем свое помилование и восстановление.

Наши испорченные часы работают странным образом: торопливо приближают праздник и упрямо отодвигают расплату. Между тем, наказание всегда близко, как бы мы не старались отвести стрелки назад. А благословение – в Божье власти и в нужное время, его нельзя приблизить силой или упрямством, только раскаянием и послушанием.

Люди и херувимы

0

Пророк всегда смотрит в небо и через небо. Все земные реалии он видит в небесном свете. Небо – основная реальность, в которой он находит себя, смысл происходящего, видение будущего.

Пророк Иезекииль скорбит о мерзостях, творимых в Иерусалиме. Но при этом он сам находит себя частью иной, небесной реальности в компании с другими Божьими слугами. Он оказывается ближе к херувимам, чем к людям.

Что бы не происходило в Иерусалиме, Божьи слуги продолжают свой труд, выполняя поручения Сидящего на престоле.

Свет не меркнет. Движение не прекращается. Божья слава не уходит, но переходит, перемещается.

В свете этой небесной реальности мы видим, что Божьем присутствие не ограничивается устоявшимися человеческими представлениями и определенными священными местами.

Наверху – постоянно огонь и сияние. На земле же нет ничего постоянного.

Реальность Божьей славы, в которой херувимы постоянно пребывают и которой служат, открывается людям лишь в определенные моменты. Мы не можем их схватить, удержать, объяснить, повторить.

Мы видим, как слава Господня наполняет храм:

«И поднялась слава Господня с Херувима к порогу дома, и дом наполнился облаком, и двор наполнился сиянием славы Господа.

И шум от крыльев Херувимов слышен был даже на внешнем дворе, как бы глас Бога Всемогущего, когда Он говорит» (Иез. 10:4-5).

Но уже вскоре слава Господня поднимается от земли:

«И отошла слава Господня от порога дома и стала над Херувимами. И подняли Херувимы крылья свои, и поднялись в глазах моих от земли; когда они уходили, то и колеса подле них; и стали у входа в восточные врата Дома Господня, и слава Бога Израилева вверху над ними» (18-19).

Люди хотели бы удержать Бога в храме, ограничить Его стенами. Люди хотели бы пользоваться Божьим присутствием в своих интересах. Они хотели бы, чтобы Бог служил им.

А херувимы не знают стен и покоя. У них – колеса и крылья. Они в движении. Они живут Богом и следуют за Богом. Они не имеют своих интересов и служат одному Богу.

Пророк – между людьми и херувимами.

 

Знак на челах людей скорбящих

0

 

Можно только представить, что испытывал пророк, познавший величие Божьей Славы, при виде всех мерзостей, творимых избранным народом Израильским. Он понимал, что Божий гнев вполне оправдан и наказание неотвратимо. Но все же дерзал вступаться и просить:

«О, Господи Боже! неужели Ты погубишь весь остаток Израиля, изливая гнев Твой на Иерусалим?» (Иез. 9:8).

Этот вопрос пророка оправдан так же, как оправдан гнев Божий.

Ответ Господа показывает нам, что Его милость не исключает наказания. Люди наказывают себя сами последствиями своего греховного выбора, своего решения жить без Бога и вопреки Богу.

«И сказал Он мне: нечестие дома Израилева и Иудина велико, весьма велико; и земля сия полна крови, и город исполнен неправды; ибо они говорят: ‘оставил Господь землю сию, и не видит Господь’. За то и Мое око не пощадит, и не помилую; обращу поведение их на их голову» (9-10).

Бог не добавляет ничего к тем наказаниям, которые связаны с выбором и поведением самого человека. Все, что Он делает в этом смысле – оставляет человека наедине с последствиями сделанных решений, «обращает поведение людей на их голову».

Но и это еще не все. Бог не удовлетворяет Свой гнев нашими мучениями, которые мы сами заслужили и устроили себе на голову. Он страдает от того, что мы делаем сами с собой. И Он готов миловать того, кто скорбит и воздыхает о соделанных грехах. Грешники не безнадежны, но они должны возненавидеть грех прежде чем от него избавиться.

Не так страшен грех, как упорство в грехе; не так страшно наказание, как ожесточение против Бога; не так страшна неверность, как нераскаянность.

Поэтому Господь выделяет и отмечает людей, скорбящих и воздыхающих о мерзостях.

«И сказал ему Господь: пройди посреди города, посреди Иерусалима, и на челах людей скорбящих, воздыхающих о всех мерзостях, совершающихся среди него, сделай знак. А тем сказал в слух мой: идите за ним по городу и поражайте; пусть не жалеет око ваше, и не щадите; старика, юношу и девицу, и младенца и жен бейте до смерти, но не троньте ни одного человека, на котором знак, и начните от святилища Моего» (4-6).

Мы все живем в городе греха, мы все пожинаем последствия своей неверности Богу, мы все окружены мерзостями. Но у нас все еще есть выбор, последний выбор: или ожесточить свое сердце против Бога и обвинить Его в том, что мы сами себе устроили; или же раскаиваться и скорбеть о грехах своих и грехах народа, смиряя себе перед Богом и уповая на Его милость.

Если при всех заслуженных карах мы все еще наслаждаемся грехом, мы обречены. Если же мы скорбим о своих грехах, если они стали противны нам при всей их кажущейся сладости, если мы в своей греховной сути стали мерзкими сами себе, то Господь отмечает нас спасительным знаком.

Наслаждайся грехом и свободой от Бога – и погубишь себя сам. Скорби и плачь о мерзостях безбожной жизни – и будешь спасен. Все просто. Но почему же отмеченных знаком так мало? Почему даже перед лицом смерти человек продолжает грешить и противиться Богу? И откуда в сердце человека берется скорбь и воздыхание о мерзостях, ненависть к греху и стремление к Богу?

Здесь тайна избрания, тайна взаимодействия свободной человеческой воли и спасающей Божьей инициативы. Нам не дано ее знать. Но если нам знакомо хоть малейшее чувство усталости от греха и отвращения к мерзостям безбожной жизни, его нужно развивать и усиливать, скорбя все глубже и воздыхая сильнее, чтобы отвращение к греху перешло в полноценное обращение к Богу.

Слава и мерзость

0

Место пророка – на перекрестке миров, между землей и небом. Здесь он встречается с Богом, здесь ему открывается слава Божья, но также и мерзость грехов человеческих.

Так было с пророком Иезекиилем: «Сидел я в доме моем, и старейшины Иудейские сидели перед лицем моим, и низошла на меня там рука Господа Бога. И увидел я: и вот подобие [мужа], как бы огненное, и от чресл его и ниже—огонь, и от чресл его и выше—как бы сияние, как бы свет пламени.  И простер Он как бы руку, и взял меня за волоса головы моей, и поднял меня дух между землею и небом, и принес меня в видениях Божиих в Иерусалим ко входу внутренних ворот, обращенных к северу, где поставлен был идол ревности, возбуждающий ревнование. И вот, там была слава Бога Израилева, подобная той, какую я видел на поле» (Иез. 8:1-4).

Встреча со старейшинами Иудейскими прерывается явлением пламенеющего и сияющего мужа. Его рука опускается, чтобы поднять пророка между землею и небом и перенести в самые плохие места Иерусалима.

Там Иезекииль видит мерзости идолопоклонства. Но также видит славу Божью. Так что слава и мерзость соприсутствуют. Бог показывает Свою славу на фоне мерзостей идолопоклонства.

Его появление воспринимается как пламень, как яркий свет. В то время как идолопоклонники поклоняются мрачным и уродливым, безжизненным и страшным изображениям, Бог движется и говорит во свете и славе, снисходит к нам и поднимает к Себе. Открывая нам Свою славу, Он тем самым объясняет нам, почему не может терпеть мерзости идолопоклонства, указывает на контраст света и тьмы, жизни и смерти, Бога-Творца и ручных божков.

Идолопоклонство – это не просто один из грехов против Бога, это отрицание Бога как Бога, это попытка заменить Его, поставить что-то на Его место или стать на Его место самому.

«Я поднял глаза мои к северу, и вот, с северной стороны у ворот жертвенника—тот идол ревности при входе. И сказал Он мне: сын человеческий! видишь ли ты, что они делают? великие мерзости, какие делает дом Израилев здесь, чтобы Я удалился от святилища Моего? но обратись, и ты увидишь еще большие мерзости» (5-6).

Интересно, как Бог толкует эти акты идолопоклонства: они совершаются с целью избавления от Него, «чтобы Я удалился от святилища Моего».

Храм заполняется мерзостью, слава Господня вытесняется. Это не ошибка, не одноразовый проступок, не случайное падение. Это последовательное избавление от Бога, когда святое место занимается все новыми, все более отвратительными божками. Даже если они не помогают ни в чем другом, они помогают в главном – избавиться от Божьего присутствия. В этом они очень даже действенны. Идолы умножаются и захватывают собой все пространство.

Чем дальше – тем больше: «всякие изображения пресмыкающихся и нечистых животных и всякие идолы дома Израилева, написанные по стенам кругом. И семьдесят мужей из старейшин дома Израилева стоят перед ними, и Иезания, сын Сафанов, среди них; и у каждого в руке свое кадило, и густое облако курений возносится кверху» (10-11).

Осквернена столица, осквернен храм. Не осталось ничего святого. Не осталось места для Бога даже в Его храме. Вся занято идолами, все осквернено мерзостью идолопоклонства.

У ворот дома Господнего женщины плачут перед идолом плодородия Фаммузой (14). А «между притвором и жертвенником, около двадцати пяти мужей [стоят] спинами своими ко храму Господню, а лицами своими на восток, и кланяются на восток солнцу» (16).

Основная беда людей не в том, что они делают что-то не так, но в том, что они не тому кланяются, не в ту сторону смотрят.

Они повернулись спиной к храму Господнему, отвернулись от Господа. Они не видят славы Божьей и не хотят ее видеть. Их выбор – мерзость. Но они об этом не знают. Не видя, не зная Божьей славы, они вполне довольны своей мерзостью и служат идолам как святыням.

Только обратившись к Господу, только в свете Его славы, мы начинаем видеть и понимать свою мерзость, чтобы возненавидеть и оставить ее.

Не бойтесь! Он воскрес! Радуйтесь!

0

В эти дни, подобно многим из вас, мы готовим поздравления с Пасхой. Мои дочери рисуют и подписывают, запечатывают и рассылают десятки открыток. Они адресованы разным людям, но в каждой из них есть эти слова: «Не бойтесь… Он воскрес!» (Матф. 5-6).

С этими словами ангелы встретили жен-мироносиц, первых свидетелей Воскресения. Эти слова дают нам радость и силу новой жизни, которой не страшна казнь, которой не страшна смерть.

Мы хотим, чтобы весть о воскресении Христа была не просто поводом для праздника, после которого жизнь продолжается как раньше. Мы хотим, чтобы эта весть навсегда избавила нас от страха и неуверенности, отчаяния и сомнения.

Если Он воскрес, если мы знаем это, если мы верим в это, если мы живем верой в это, то у нас нет причин бояться. Более того, у нас есть все причины для того, чтобы радоваться.

В той же главе Евангелия от Матфея после встречи с ангелами женщины встречают Христа и слышат его приветствие: «Радуйтесь!» (9). Затем Иисус снова повторяет: «Не бойтесь!» и дает женщинам (и всем нам) важное поручение: «пойдите, возвестите братьям Моим, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня» (10).

В эти дни у нас есть важное поручение – передать всем самую важную новость, по поводу которой можно и нужно радоваться и праздновать: «Он воскрес!». Давайте скажем друг другу: «Не бойтесь! Он воскрес! Радуйтесь!». Давайте скажем это тем, кто более и умирает, кто отчаивается и унывает, кто боится и не верит.

Он вокрес! Воистину воскрес!

 

Пришел конец надменности сильных

0

Пророк всегда говорит о конце. Но не о конце мира.

Провозглашая Божью истину, пророк изобличает ложь, призрачность, преходящесть человеческих царств, основанных на гордости и независимости от Бога.

Разрушение Иерусалима – это иллюстрация того, что ожидает всех гордых и вероломных, богатых и сильных.

Им всем пришел конец. Задача пророка – громко сказать об этом, дать шанс на покаяние и пояснить суть происходящего, чтобы никто не винил Бога в произволе, чтобы каждый понял свою ответственность.

«Сын человеческий, [скажи]: так говорит Господь Бог; земле Израилевой конец, —конец пришел на четыре края земли. Вот конец тебе; и пошлю на тебя гнев Мой, и буду судить тебя по путям твоим, и возложу на тебя все мерзости твои» (Иез. 7:2-3).

Пророк должен повторять: «Конец пришел, пришел конец» (6), чтобы не осталось никаких иллюзий, будто течение жизни скоро возобновится.

Торговать перестанут: «Пришло время, наступил день; купивший не радуйся, и продавший не плачь» (12).

Богатство превратится в мусор: «Серебро свое они выбросят на улицы, и золото у них будет в пренебрежении. Серебро их и золото их не сильно будет спасти их в день ярости Господа. Они не насытят ими душ своих и не наполнят утроб своих; ибо оно было поводом к беззаконию их» (19).

Дома будут захвачены и разрушены: «Я приведу злейших из народов, и завладеют домами их» (24).

Так и случилось. В один день исчезло все, что наполняло жизнь удовольствиями, что давало ощущение значимости и достоинства. Исчезли вещи, золото, земли, дома.

Прежняя жизнь закончилась. Бог положил «конец надменности сильных» (24).

Это не было концом мира. Это не было концом Израиля. Это был конец надменности сильных, конец их царств. Он же должен стать началом нового Израиля, нового мира, вечного Божьего Царства.

 

И узнают, что я Господь

0

Самая повторяющаяся фраза в книге пророка Иезекииля – «и узнают, что Я Господь». Это не только самая частая, но и самая важная фраза. Это главный урок всех пророчеств.

Мы читаем о страшных судах Божьих над избранным народом, а затем находим эти ключевые слова: «и узнаете, что Я Господь».

Эти слова звучат и как пояснение случившегося (беды случились для того, чтобы мы узнали или признали Господа Бога) и как призыв к обращению (узнайте и признайте Господа Бога, чтобы все беды прекратились).  Эти слова выражают главное послание Бога к людям: Он хочет, чтобы мы обратили свое внимание на Него и свои сердца к Нему, признали Его власть и покорились Ему. Через все наши благословения и беды Он напоминает о Себе.

Господь показывает Свою верховную власть в том, что наказывает самоуверенных и неверных, но также в том, что сохраняет остаток и милует уцелевших.

«И будут падать среди вас убитые, и узнаете, что Я Господь.

Но Я сберегу остаток, так что будут у вас среди народов уцелевшие от меча, когда вы будете рассеяны по землям.

И вспомнят о Мне уцелевшие ваши среди народов, куда будут отведены в плен, когда Я приведу в сокрушение блудное сердце их, отпавшее от Меня, и глаза их, блудившие вслед идолов; и они к самим себе почувствуют отвращение за то зло, какое они делали во всех мерзостях своих;

и узнают, что Я Господь» (Иез. 6:7-10).

Мы узнали многие ужасы и беды, узнали ли мы Его, признали ли мы, что Он – Господь, что нет иного?

Достаточно ли мы настрадались, чтобы смириться и признать, что Он – Господь наш, а мы – Его народ?

Поняли ли мы, что Бог не хочет нас наказывать, что Он хочет нам открыться, что мы наказываем сами себя нашим нежеланием узнать и признать Его?

Пока мы не узнаем и не признаем Его Господом, наши беды будут продолжатся.

СРЕДИ НАРОДОВ

0

Избранный народ всегда на виду. Он привлекает внимание всех, ему не скрыться от взглядов. Иногда ему завидуют, иногда – злорадствуют.

Он не может стать незаметным, не может жить для себя – тихо и спокойно. Потому что через него Бог говорит с миром, через избранный народ Бог говорит со всеми другими народами. В этом и состоит смысл избрания – являть собой и на себе Божье послание человечеству.

В этом смысле Иерусалим – это центр мира. Не столько столица Израиля, сколько духовная столица всего мира.

Об этом говорит Сам Господь:

«Это Иерусалим! Я поставил его среди народов, и вокруг него—земли» (Иез. 5:5).

Но дальше разворачивается трагедия:

«А он поступил против постановлений Моих нечестивее язычников, и против уставов Моих—хуже, нежели земли вокруг него; ибо они отвергли постановления Мои и по уставам Моим не поступают.

Посему так говорит Господь Бог: за то, что вы умножили беззакония ваши более, нежели язычники, которые вокруг вас, по уставам Моим не поступаете и постановлений Моих не исполняете, и даже не поступаете и по постановлениям язычников, которые вокруг вас, — посему так говорит Господь Бог: вот и Я против тебя, Я Сам, и произведу среди тебя суд перед глазами язычников.

И сделаю над тобою то, чего Я никогда не делал и чему подобного впредь не буду делать, за все твои мерзости… и весь остаток твой развею по всем ветрам (6-10).

Господь отвел Израилю центральное положение – быть «среди народов», так что все земли – «вокруг него».

Израиль должен был показать миру любовь и благость Божью, чтобы другие народы узнали о настоящем Боге, приобщились к завету Бога с людьми.

Вместо этого Израиль пошел по пути подражания своим соседям и даже превзошел их в грехах.

Теперь вместо любви и благости он показывает на себе силу и гнев святого Бога.

Вместо того, чтобы быть центром среди народов, Израиль был развеян по всем ветрам.

Но даже так – в рассеянии, плену и скитаниях, — Израиль жил и служил, являя на себе любовь и благость, силу и гнев, верность и милость живого Бога.

Слава Иерусалима и его руины, благословения и беды Израиля служили одной и той же цели – чтобы избранные могли познать Бога сами и затем сделать Его известным для всех народов: «и узнают, что Я, Господь» (13).

Если мы не хотим служить центром Божьей любви и благости, нам предстоит стать «пустынею и поруганием», «посмеянием», «примером и ужасом» среди народов. Пока мы не узнаем, что Он – Господь. Пока не расскажем об этом миру – нашим смирением, сокрушением, покаянием, возвращением, восстановлением.