Online

Чтобы не был брат обезображен

Чтобы не был брат обезображен

0
Закон не щадит грех и тех, кто упорствует в нем. Особенно, если это связно
с подлостью и коварством. О таких случаях Моисей говорит очень строго: «Да не
пощадит глаз твой» (Втор. 25:12). Подобным образом он убеждает помнить о
предательстве Амалика, который напал предательски и «побил сзади тебя всех
ослабевших, когда ты устал и утомился, и не побоялся Бога» (18), чтобы в
будущем отмстить и «изгладить память Амалика из поднебесной» (19).
Здесь нет места чувствам жалости и милости. Не так в обычных делах, в судах
повседневных. Здесь виновного нужно наказать, но без жестокости: «Сорок ударов
можно дать ему, и не более, чтобы от многих ударов брат твой не был обезображен
пред глазами твоими» (3).
Во-первых, виновный остается твоим братом. Относись к нему соответственно.
Он не перешел ту черту, за которой теряет право родства и подлежит истреблению.
Он все еще наш. Поэтому не мсти ему, но воспитывай этим наказанием все общество
Израильское. Суд должен быть не карательным, а воспитательным.
Во-вторых, не унижай человек прилюдно, не лишай его достоинства, Богом
данного образа. Примечательно, что если другие переводы говорят об унижении, то
Синодальный – об обезображении. В этом есть сильная идея – мы не должны своими
действиями, суждениями, оценками искажать образ или лишать его вовсе, втаптывать
его в грязь, ставить на нем крест. Наибольшее унижение состоит в том, чтобы
сказать о человеке, будто он уже не человек, будто он лишен образа Божьего. Или
не сказать, а сделать – превратив его лицо и тело в кровавое месиво.
Бог защищает неотъемлемое право человека оставаться человеком даже после
грехов и преступлений. Он защищает наш образ, т.е. Свой образ в нас.
Но мы поступили подло: именно то, что Он защищает в нас, мы пытались
стереть в нем. «Как многие изумлялись, смотря на Тебя, — столько был
обезображен паче всякого человека лик Его, и вид Его – паче сынов человеческих!»
(Ис. 52:14). И все же, даже римский сотник увидел в этом обезображенном лице
черты Бога: «
Ecce homo!».
Что, если грех унижения, обезображивания людей больше, чем любой их
проступок?
Что, если единственным средством исправления преступника, который остается
нашим «братом», будет не унижение, а возвращение ему его же настоящего образа?

0
0
1
351
2001
ASR
16
4
2348
14.0

Normal
0

false
false
false

EN-US
JA
X-NONE

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:»Table Normal»;
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-priority:99;
mso-style-parent:»»;
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:12.0pt;
font-family:Cambria;
mso-ascii-font-family:Cambria;
mso-ascii-theme-font:minor-latin;
mso-hansi-font-family:Cambria;
mso-hansi-theme-font:minor-latin;}

Должны ли мы, способны ли мы увидеть в каждом обезображенном лице
Божественные черты?

Leave a Reply