Online

Письмо зарубежному другу

Письмо зарубежному другу

0

В теперь уже далеком прошлом христиане СССР часто писали письма на Запад – пытались пробиться через «железный занавес», достучаться до своих братьев и сестер, рассказать правду о происходящем, поделиться молитвенными нуждами.
Сегодня нет «железного занавеса» советского тоталитаризма, но есть не менее крепкий занавес безразличия и лжи вокруг войны в Украине.
Расскажу о себе, своей семье и о том, как мы переживаем войну на себе. Меня зовут Михаил Черенков, я принадлежу традиции евангельских христиан-баптистов и представляю уже четвертое поколение верующих нашего рода. Все поколения прошли через советские репрессии – расстрелы в сталинское время, а затем тюрьмы, запугивания, штрафы, обыски.
Я родился в советской России, в г. Саратове, что на великой реке Волге. Там моя мама закончила университет и встретила папу. Оба были репрессированы за свою веру. Мама приняла тайно ночью крещение, но об этом все же стало известно, так как осведомители КГБ работали и в церкви. В то время для молодежи вход в церковь был запрещен, а тем более крещение или участие в служении. Маму лишили университетского диплома и работы. Папа за свою веру в 20 лет получил четыре с половиной года тюрьмы. Впрочем, моих родителей это не остановило, они продолжили свое подпольное служение – распространяли партии нелегальных Библий, ввозимых из-за рубежа (это был первый» «западный след» в истории нашей семьи!).
Обычно бывшие заключенные лишались права жить в крупных городах, поэтому мы переехали жить в украинский угольный край — Донбасс. Сейчас он известен войной, раньше был известен тяжелым шахтерским трудом. Всю свою трудовую жизнь папа проработал на шахте, чтобы кормить нашу большую семью – у меня было еще три сестры и три брата. Мы посещали церковь нерегистрированных баптистов и относились к окружающему миру довольно настороженно. Общество платило тем же – нашу семью считали антисоветской и сектантской.
Уже тогда у меня появилась мечта о другом образе христианства – христианстве влиятельного меньшинства. Я мечтал о христианах в университетах и школах, о христианах-писателях и христианах-политиках. Я мечтал о большем, чем спасении нескольких людей внутри церкви, — о преображении целого общества
Мечты сбываются не скоро. Конечно, мир менялся, но все еще оставался советским или постсоветским. Моему поколению открылись большие возможности, не знакомые моим родителям, — образования, карьеры, влияния. Железный занавес рухнух. Украина стала «как бы независимой» и «как бы демократической». Но на деле дух советского союза продолжал жить. Люди жили так, будто у них не было выбора, будто они не имели прав и свобод, будто оставались рабами государства.
Только во время «революции достоинства» на Майдане я почувствовал, что открылось «окно возможностей» и мы можем изменить мир вокруг. Пришло наше время, время моего поколения, время послужить своему народу. При этом мое основное служение – в христианской миссии. Мы организовываем «школы без стен», в которых готовим молодых христианских лидеров для активного служения своему обществу, и основываем «церкви без стен». Потому что верим, что только обновленная, преобразованная церковь может помочь обществу и преобразить его.
Я люблю Украину и готов бороться за лучшее будущее для ее народа. По отцу я русский. Моя жена Нина родилась в Молдове. Но мы и четверо наших дочерей (Каролина, Василиса, Мишель и Сара-Стефани) считаем себя украинцами.
Мы мечтаем об «украинском чуде», а точнее – о христианском чуде для Украины. Пусть она будет свободной, потому что без свободы не бывает счастья. Пусть она будет христианской, потому что вне Христа не бывает свободы и только с Божьей помощью свою свободу можно защитить. Помолитесь о нас и помечтайте вместе с нами

Leave a Reply