Online

Скрепы или достоинство?

Скрепы или достоинство?

0

«Традиционные ценности» оказались востребованным конструктом и примечательным знаком постсекулярности в постсоветском контексте. Их гибридная природа позволила использовать их как секретное оружие массового поражения в гибридной российско-украинской войне. Некритическое использование данного конструкта представляется опасным, традиционные ценности детонируют, активируют религиозное бессознательное, вызывают к жизни разрушительные коллективные реакции. Именно поэтому необходима аккуратная философская работа по обезвреживанию их боевого заряда, т.е. деконструкции «традиционных ценностей» именно как конструкции, их социально-философской легитимирующей рамки и самого способа их общественного производства.
«Традиционные ценности» – это продукт гибридный, сконструированный частично из религиозного, частично из советского наследия. Они призваны скреплять и подпирать сложившийся гибрид постсоветского общественного сознания, освящая его ссылками на религию. Речь не идет о возрождении-воскресении утраченного и забытого, изгнанного и запрещенного. Для того пришлось бы вспомнить и воссоздать всю традицию, а не только избранные ее фрагменты. Сами понятия традиции и традиционного воспроизводятся в симулятивном режиме. Никто даже не пытается сравнивать «традицию» и традицию, поскольку последнюю почти никто не помнит. Стало быть мы имеем дело с подменой, после которой понятие традиции настолько девальвируется, что оно становится общим, иначе говоря, пустым местом
Традиционные ценности стали объединяющими и разделяющими. Их конструирование в российском и украинском контекстах осуществлялось отличным образом. В результате разное понимание традиционных ценностей разделило и противопоставило целые нации. Для одних традиционные ценности – это скрепы, консервативная и даже реакционная сила. Для других это революция, возвращающая обществу свободу и динамику. «Скрепы» и «революция» выражали один и то же спрос на «традиционные ценности», но материал и способ производства ценностей были принципиально отличными. К сожалению, до сих пор о традиционных ценностях говорят обобщающим образом, упуская из вида, как отличается их конструирование в разных контекстах. Сравнение российского и украинского способа их производства может быть показательным кейсом для дальнейших сравнительных исследований, посвященных «традиционным ценностям» и постсекулярности в целом, а также в их богатой вариативности.
В обоих контекстах традиционные ценности конструировались в ответ на идеологический запрос, но в российском случае этот запрос формировался властью (союзом власти политической и религиозной), в случае украинском – при активном участии общества (и различных конфессий, представляющих разные части этого общества).
В первом случае традиционные ценности представляются воинственной альтернативой секулярной современности, в втором – принципиальными, но конструктивными коррективами к ней.
Борьба за традиционные ценности – это не борьба за сохранение лучшего и важного из традиции, но борьба за присвоение традиции и ее заинтересованную интерпретацию. Защищать традиционные ценности означает защищать свое эксклюзивное, каноническое право толковать традицию и говорить от ее имени. Долгое время идеологам православного «русского мира» удавалось удерживать свою монополию на толкование традиционных ценностей. Но украинская «революция ценностей» оспорила эту монополию и предложила свое понимание традиционных ценностей. Традиционные ценности, подходящие для роли «скреп» «русского мира» — стабильность, порядок, подчинение. Они являются сквозными для всех частных случаев, относящихся к семейным, религиозным или социально-этическим вопросам. Традиционные ценности, выраженные в украинской «революции ценностей» — свобода, ответственность, солидарность. Именно поэтому другое имя «революции ценностей» – «революция достоинства». Иными словами, есть разные традиции, и не всех из них совместимы с достоинством. Сама же РПЦ в своих документах оспаривала общечеловеческие ценности. Настало время сделать выводы: традиционные ценности «русского мира» по своему набору и по своей интерпретации отличаются от общехристианских и общечеловеческих, т.е. уходят корнями не в общую традицию, а в свою местную, довольно агрессивную по отношению ко всем другим

Leave a Reply