Online

Панмилленаризм как выход из дискуссий

Панмилленаризм как выход из дискуссий

0


Не так давно я позволил себе критику привычных версий эсхатологии (в связи с их деформирующим влиянием на социальную позицию Церкви) и, в свою очередь, был подвергнут критике за эту критику. Хотел бы прояснить свои тезисы.
Если кратко, я думаю так: премилленаризм выглядит наивным и безответственным, фокусируясь на пассивном ожидании Христа; постмилленаризм представляется чересчур самоуверенным и маловерным, надеясь на то, что усилия христиан могут приблизить или устроить Царство на земле; амилленаризм же кажется слишком экклесиоцентричным, поскольку отрицая буквальное понимание Царства, он склонен сводить его к Церкви.
Но в каждом из этих подходов есть своя сильная сторона. Премилленаризм верно утверждает, что наших усилий всегда будет мало и наша надежда на будущее связана с чудесным вмешательством Христа. Постмилленаризм не менее резонно указывает на нашу христианскую ответственность за будущее, наше соучастие в приготовлении Царства. Амилленаризм избавляет от наивных ожиданий и туманных гаданий о «временах и сроках», призывая жить в Царстве уже здесь и сейчас.
Думая о том, как совместить нашу ответственность (необходимую, но не достаточную), наше ожидание грядущего видимого Царства и возвращающегося с торжеством Христа с Его уже свершившейся победой и уже установленным Царством, я думаю о панмилленаризме как о лучшем варианте по сравнению с тремя названными.
Панмилленаризм выражает уверенность, что Царство уже наступило, что оно является в разных событиях нашей земной истории, созревая к финальному совершению, к полному и явному торжеству. Царство не «тогда» и не «там», оно везде и всегда, хотя и проявляет себя лишь отчасти, показывает лишь знаки, фрагменты и вспышки. Его нельзя схватить в точном буквалистском или историцистском выражении, но оно не чуждо нашей реальности и временами являет себя в очень даже конкретных формах.
Царство — это длящееся событие, которое очень трудно локализовать и концептуализировать. Оно охватывает всю полноту реальности и несет с собой обновление реальности.
В чем значение этой идеи Царства для нас, живущих в истории и чающих вечности, для странников в пути между «уже» и «еще нет»? В том, что даже внутри истории, в соединении наших ответственных усилий и Божьей миссии, возможен частичный успех и явление Царства. Все это не стабильно, временно, ситуативно – как проблески вечного света, как предвкушение и предчувствие гораздо большего. Господь уже царствует, мы можем быть частью Его Царства, его вестниками и предвестниками, мы можем видеть частичные предварительные проявления Царства и говорить о них как о знаках будущего.
Если мы исповедуем эти истины, то вряд ли нас будут беспокоить вопросы о том, будет ли Царство на земле длиться буквально тысячу лет, вернется ли Христос до того или после и прочие подобные головоломки. Панмилленаризм – это выход из бесконечных и малополезных дискуссий, это уверенность и спокойствие, ответственность и труд; не ожидание жизни, а сама жизнь в Царстве, как оно уже явлено нам, как зреет и проявляется в нашем сотрудничестве с Богом.

Leave a Reply