Online

Двадцать лет спустя. О юбилеях христианского образования

Двадцать лет спустя. О юбилеях христианского образования

0



Двадцать лет назад христианское образование в бывшем СССР
переживало настоящий бум. Возникали новые и новые школы – Санкт-Петербургский и
Донецкий христианские университеты, Одесская семинария, Украинская евангельская
семинария богословия, Московская богословская семинария – всех не упомнишь.
Казалось, теперь так будет всегда – много людей, много идей, много
возможностей.

Двадцать лет спустя, как и в романе Дюма, герои тех лет
выглядят постаревшими, но все еще энергичными. Все понимают, что надо
продолжать, но, как мне кажется, никто не знает, как именно продолжать начатое.
Да и знать этого нельзя – слишком быстро меняется мир.
Позади два десятилетия – первое десятилетие роста и второе
десятилетие стагнации. Оказалось, что христианское образование, как и все
другое в нашей жизни, не развивается по линии непрерывного возрастания. Хочется
верить, что и не катится вниз по наклонной плоскости. Все сложнее – линии
кривые, спады и подъемы чередуются, да и движение нелинейное, картина объемная,
неизвестных – множество.
Двадцать лет спустя надо делать выводы, ставить оценки,
чтобы выйти на новый уровень.  Вот
несколько итогов.
Итог первый: без сообщества христиан-интеллектуалов церковь
лишает себя авторитета. Интеллектуальный труд надо ценить, одаренными людьми
нужно дорожить.  Нужно признать и
благословить сообщество христианских интеллектуалов, дать ему почетное место в
церкви. Нужно определиться: христианской интеллигенции – быть.
Итог второй: без теологии служение церкви лишено основы, а
развитие лишено перспективы. Вне теологии церковь теряет свою идентичность и
превращается в клуб по интересам или аналог политико-идеологической партии. Вне
теологии правят человеческие авторитеты – единоличного руководителя или
таинственного братства. Увы, споры о том, нужна ли теологии церкви,
продолжаются до сих пор. И это печальный диагноз состояния церкви. Теологии,
которая вырабатывается в союзе церкви и школы, нужно сказать осознанное и
твердое ДА.
Итог третий: образование – инструмент церковного развития,
идейного и кадрового обновления. Пренебрегая образованием, не стоит удивляться
отсутствию достойных лидеров. Застой в образовании приводит к застою в церкви.
Реформация в средневековой церкви началась с профессора. Новая реформация может
начаться и не с профессора, но мне трудно представить, что она будет без
участия профессуры христианских школ и кадровых теологов.
Итог четвертый: то, что в широких кругах до сих пор называли  образованием – опасное самоуспокоение и
лживая подмена. Образование должно формировать образ мысли, веры и жизни.
Постсоветское же образование не занимается формированием целостной личности, а
занимается отмыванием денег и выдачей ничем не подкрепленных дипломов. За
каждый диплом учебные заведения (не)несут ответственность. Пока же между
дипломами и знаниями растет непроходимая пропасть. Между красивыми словами и
реальными оценками – роковой разрыв.
Итог пятый и пока последний: образование должно не успокаивать и
подкреплять наше самомнение и сложившийся порядок, а будить мысль, развивать
традицию, формировать и реформировать теологию. Образование должно готовить
завтрашний день, прокладывать в него мост. Пока же образование лишь фиксирует
прошлое, в лучшем случае, догоняет день сегодняшний.
Двадцать лет спустя нам нужно понять: христианское
образование должно оставаться вызовом для нас самих, его нельзя контролировать
и репрессировать, его нельзя сделать лакированным и витринным, пряча за ним
теологическую бессодержательность и личную некомпетентность. Образование нужно
не только зеленой молодежи и шибко умным. Оно нужно всей церкви. И если церковь
покажется на себе пример правильного отношения к образованию, возможно,
христианские школы станут привлекательными для всего общества. Но не потому что
это ХРИСТИАНСКОЕ образование, а потому что это ХРИСТИАНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ. Без
сведения вместе продуманной христианской идентичности и высокой образовательной
культуры мы будем стоять на развилке или ходить по кругу еще двадцать лет.

Leave a Reply