Online

Межцерковная миграция: мысли о хождениях и переходах

Межцерковная миграция: мысли о хождениях и переходах

0

 

Я принадлежу баптистской традиции, но при этом чувствую себя частью гораздо большего – единой и сложной, древней и постоянно обновляющейся церковной истории. 

 

Пока эти две части моей идентичности вполне гармонично сосуществуют, хотя их отношения подлежат постоянной перенастройке. Мужество быть собой и мужество быть частью большего предполагают друг друга не как части формулы, но как постоянный процесс такого роста вглубь, в котором мы учимся практиковать двойную верность без споров и конфликтов, в спокойствии и ясности.

 

Баптистский богослов Альберт Молер говорит, что его традицию отличает дух свободы: «Мы не спрашиваем разрешения». Здесь имеется ввиду свобода от государства и от церковной иерархии. Но я хочу приметь эту фразу к более широкому контексту: баптисты не создают иерархических структур и не спрашивают у них разрешения на взаимодействие с другими традициями, но практикуют свою веру в духе евангельской единства и свободы, истины и любви. 

 

 

Мы не можем удовлетворить жажду по церковному единству, закрывшись в своей родной традиции, то есть в одной из традиций, более удобной, знакомой, понятной и привычной для нас.

Мы не можем ощутить глубину общей традиции, закрывшись в своей малой или относительно новой традиции.

 

Мы не можем ощутить новизну общей традиции, закрывшись в своей глубокой и древней традиции.

 

Мы не можем ощутить сложность и богатство традиции, закрывшись в доминирующих или сектантских сообществах.

 

Итак, нам нужен диалог традиций. Нужно знать больше, чем одну.

 

И это не просто нужно, это то, к чему нас тянет нечто более глубокое, чем прагматизм или церковная политика.

 

Что стоит за желанием пойти или перейти, зайти в гости или остаться насовсем?

 

Вот несколько мотивов:

 

Стремление к большей глубине, чем в своей уже известной традиции. Как говорил Померанц, «Глубина моей религиозной традиции ближе к глубине чужой поверхности, чем к собственной поверхности».

 

Стремление понять и примирить со своим опытом неустранимый факт христианского многообразия.

 

Стремление найти более достойную, качественную, настоящую христианскую общину, примирить церковную и евангельскую реальности.

 

Стремление встретить более достойного священнослужителя. Личность пленяет сильнее, чем слова проповеди и красота здания.

 

Стремление найти ответы на сложные богословские вопросы, в том числе богословские истолкования злободневных моральных и социально-политических тем. Люди устали от примитивизма и шаблонов, от популизма и самодурства.

 

Стремление вернуться на правильное место. Стремление вернуться домой из дальних духовных странствий и конфессиональных блужданий. Желание просто быть дома. Не найти новые приключения или редкую экзотику, но вернуться домой и успокоиться.

 

Это стремление выводит нас за границу привычного, зовет дальше, шире, глубже. 

 

Мы не можем всю жизнь просидеть дома. Иногда нам не хватает свежего воздуха. Иногда мы вырастаем и упираемся головой в потолок. 

Но, выходя из дверей, стоит спросить себя: куда иду, зачем, когда вернусь?

 

Насовсем или в гости?

Это миграция или посещение?

 

Если я решил пойти, уйти, зайти, перейти, то нужно быть уважительным, чувствительным, корректным, благожелательными к тем, кто остается, к тем, к кому я направляюсь, к наблюдателям и соседям.

 

Есть этика хождения в гости. Есть этика добрососедства. И есть этика гостеприимства.

 

В хождениях и посещениях желательно быть желанным и полезным, приносить пользу и радость общения.

 

Собираясь в чужой дом, стоит взять с собой то, чего там нет. Пребывая в гостях, хорошо радоваться и учиться чужому успеху, не завидовать и не критиковать, но наблюдать и «слагать в сердце» благословения соседей.

 

Что можно найти в православии? Мистику Востока. Преодоление индивидуализма, рационализма, прагматизма. Претензию на вневременную истину (Timeless Christianityкак пишут на рекламных щитах недалеко от моего дома, пытаясь привлечь в православие наивных американских evangelicals).

 

Что ищут в католицизме? Единство, а не дробность. Социальную заботу. Баланс между древностью и современностью. Общие корни для протестантов и католиков. Возможность совмещения протестантизма и католицизма. Бывший редактор Christianity Today Марк Галли называет себя «евангельским католиком», хотя евангельским он был и так, и теперь хочет быть католиком.

 

В протестантизме ищут простоты, актуальности, уверенности, отношений. 

 

Каждый традиция может поделиться чем-то ценным. Никто не обладает всем сразу. Не ругайте за то, чего нет. Лучше принесите и поделитесь. Благодарите за все то, чего не было и не будет у вас без общения с другими.

 

Вот три вопроса для личных размышлений

 

Так ли уж нужен переход, неужели без него нельзя дальше жить?

Когда без него не обойтись, когда нельзя оставаться на месте?

Как перейти так, чтобы это послужило личной и общей пользе?

 

Leave a Reply