Online

Будем есть и пить, ибо завтра умрем?

Будем есть и пить, ибо завтра умрем?

0

В детстве я
грешил тем, что цитировал Библию не к месту, баловался текстами и смыслами. Не
то, чтобы я хотел удивить кого-то своими познаниями. Скорее, просто играл интереса
ради — пробовал слова на вкус, сочетал их непривычным образом, переиначивал
смыслы, перебирал параллельные места, пытаясь в этой игре найти главную линию.
Выражение «будем
есть и пить, ибо завтра умрем» мне казалось романтическим и героическим. Тогда многие
вокруг считали мудростью жить в духе «после нас хоть потоп». Светлое будущее
коммунизма растаяло как мираж. Оставались лишь маленькие радости короткой
жизни.
Подобную
мудрость исповедуют и отчаянные первокурсники, которые распевают свой любимый «Гаудеамус»:
Давайте же
радоваться,
Пока мы молоды!
После веселой молодости,
После тягостной старости
Нас примет земля…
Наша жизнь
коротка,
Вскоре закончится.
Смерть приходит быстро,
Хватает нас безжалостно,
Никому не будет пощады!
Интересно, что моя любимая библейская фраза
звучала почти в унисон с этой языческой мудростью. «Лови момент!», — вот о чем
я думал, вот как я жил.
Интересно,
что апостол Павел приводит эту фразу в своих размышлениях о воскресении мертвых
(1 Кор. 15:32). Истина воскресения опровергает логику «будем есть и пить, ибо
завтра умрем». Потому что смерть отменяется. И это означает, что непроглядная
темнота смерти не может покрыть и оправдать нашу бесшабашную греховную жизнь,
что отчаянное геройство у последней черты всего лишь обычное упрямство или даже
глупость.
Пророк Исаия
рисует страшную картину гибели Иерусалима. Город окружен врагами и обречен на
разрушение. Но в столь отчаянном положении люди не ищут Бога.
Они
геройствуют, хотя это геройство раздражает Бога и осложняет их положение:



«Ты в тот
день обращаешь взор на запас оружия в доме кедровом. Но вы видите, что много
проломов в стене города Давидова, и собираете воды в нижнем пруду; и отмечаете
дома в Иерусалиме, и разрушаете дома, чтобы укрепить стену; и устрояете между
двумя стенами хранилище для вод старого пруда. А на Того, Кто это делает, не
взираете, и не смотрите на Того, Кто издавна определил это»
(Ис. 22:8-11).


Бог
определил «времена и сроки», мы не можем остановить или отменить определенное
Им. Но вовсе не все равно, как именно, с каким итогом, в каком состоянии мы
встречаем наш последний день.
В последний день
не нужно быть героями в наших тщетных попытках обойтись без Бога, доказать Ему,
что мы и сами что-то можем. Если Бог не на нашей стороне, запасы оружия и воды,
новые укрепления и храбрые сердца нас не спасут.
Этот тот
случай, когда геройство вредит, когда крики «ура!» и общее воодушевление
ослепляют и опьяняют.
К чему же
призывает нас Господь в этот день? 



«Господь, Господь Саваоф, призывает вас в
этот день плакать и сетовать, и остричь волоса и препоясаться вретищем. Но вот,
веселье и радость! Убивают волов, и режут овец; едят мясо, и пьют вино: «будем
есть и пить, ибо завтра умрем!». И открыл мне в уши Господь Саваоф: не будет
прощено вам это нечестие, доколе не умрете»
(Ис. 22:12-14).


Оказывается,
для Бога «будем есть и пить, ибо завтра умрем» — вовсе не мудрость и не
геройство, но НЕЧЕСТИЕ. Почему? Потому что в этом празднике перед лицом смерти
нет места Ему, нет веры в Него, нет покаяния перед Ним и нет вопля о помощи к
Нему. 

Потому что в этой фразе нет воскресения, есть лишь смерть. 
Потому что в
этой фразе нет Бога, есть лишь мы.
Бог призывает
нас плакать и сетовать, раскаяться и взыскать Его, чтобы жить или умирать – с Ним.
А если даже и умирать с Ним, то затем непременно воскресать.
Иерусалим
вовсе не был обречен. Пророк Исаия передал не приговор, но призыв. И никто не
обречен, пока может ответить на Божий призыв к покаянию и с верой сказать: «Жив
Господь! И мы не умрем!».  

Leave a Reply