Online

Против течения

Против течения

0

Несколько раз меня попросили
вкратце поделиться своей личной историей, и это кажется сложнее, чем поделиться
мыслями на любой другой счет.
История ведь еще
продолжается, и я не вижу весь маршурт целиком. Но что-то можно сказать уже
сейчас.
Всю свою жизнь я
шел против течения. Был белой вороной. Был вечным диссидентом, вечным
оппозиционером. Даже работая внутри системы, я пытался сохранить за собой
свободу на несогласие, право на особое мнение.
Вначале это было
даже интересно. Но потом все сложнее, потому что цена за особое мнение все
время повышается.
Мои дети очень
любят песенку:
Row, row, row your boat,                                            
Gently down the stream.
Merrily, merrily, merrily, merrily.
Life is but a dream.
Я тоже люблю этот
напев. И очень хотел бы согласиться с текстом песни.
Но все же жизнь
это не сон. И чтобы остаться собой нужно идти против течения, прилагая все
усилия, весело это или не очень весело.
Я вырос в Советском
союзе, где все ходили одной колонной и под одни и те же песни. Сохранить свое
лицо в массе было непросто. Тем более, если у тебя большая семья. Тем более,
если эта семья верующая. Тем более, если твои родили были врагами народа и были
репрессированны. Все это привлекает внимание общества. И общество хочет, чтобы
твоя семья и ты сам отказались от своих особенностей и жили как все. Поэтому я
помню, как полиция приходила к нам домой для обысков и бесед, как разгоняли
молитвенные встречи, как отца забирали из дома в полицейский участок. Поэтому я
не мог быть частью общества, я был в оппозиции. В школе всех принимали в
октябрята, а затем в пионеры – в организации юных коммунистов. Я один стоял в
стороне и плакал от обидных слов, которыми осыпали меня учители. И я не хотел
быть частью их общества. Не потому что так учили родители или церковь. Они
оставляли мне право на выбор. И этот был мой выбор – идти против течения.
Когда пришла
религиозная свобода, я вдруг понял, что даже в свободном обществе нужно
сохранять курс против течения. Нужно быть разборчивым, критичным; следовать за
своим призванием, а не за большинством.
В те голодные
годы был интересный феномен: длинные очереди в магазинах. Люди спешили занять
очередь, и лишь потом интересовались: «А за чем стоим?».  Все спешили получить хоть что-то. Это лишало
человека достоинства, приучало его к суете, жадности, зависти.
Мои родители
никогда не суетились. Они предпочитали что-то упустить, но не бежать, не
хватать, не терять достоинства. Часто они делились с другими, не проходили мимо
нуждающихся, хотя дома их ждали семеро своих полуголодных детей.
Только сейчас я
понимаю, чего им это стоило. Но лучше остаться без куска хлеба, чем остаться
без совести. Они всегда выделялись, они не были как все.
Даже в церкви мои
родители не были как все. Я рос в очень фундаменталистской подпольной церкви.
Считалось, что во внешнем мире нет ничего доброго и что все другие церкви
находятся в отступлении. Но наша семья сохраняла общение с другими верующими, в
нашем доме всегда было много гостей и друзей. И в нашем доме всегда любили
книги, не только Библию, но и качественную литературу, художественную,
научно-популярную, справочную.
Я много читал.
Можно сказать, что я учился не в школе, а в библиотеках. Также я знал все
соседей, у которых были хорошие книги, они охотно делились со мной.
Когда я поступил
в университет, я столкнулся с непониманием в моей церкви. Там считали, что я
должен быть проповедником, ведь я проповедовал с десяти лет, и это служение
было востребованным. А за что жить? Мне советовали работать в шахте, повторяя
путь моего отца. Мне прямо говорили, что университетское образование – это путь
в сторону от Бога и церкви.
Сейчас я могу
согласиться с тем, что это рискованный путь. Но разве есть безопасные пути? На
каждом из путей нас ждут свои особые искушения и трудности. На своем пути я
сделал много ошибок, но я шел дальше и дальше, не оглядываясь. Получив
образования историка, я защитил две диссертации по философии и религиоведению.
И я продолжаю этот путь особым образом. Я совмещаю своей научный интерес к
религии с практической работой в миссии. Это сочетание мне кажется просто
чудесным. В конце концов, наука – это тоже миссия, это способ познавать Бога и
говорить о Нем людям книжным, совопросникам века сего.
Сейчас наша
Миссия Евразия активно развивает служение молодым профессионалам. Мы называем
это «миссия в профессии», т.е. это миссиональный подход к своим дарам, работе и
карьере. Это тоже против течения. Ведь обычно люди ограничают свое служение
Богу церковью или благотворительностью. А здесь мы предлагаем посмотреть на все
свои профессиональные возможности в контексте миссии Бога и своей роли в этой
миссии.
Я руководил
несколькими образовательными проектами, и это был интересный опыт, в котором
было место и творчеству, и бизнесу, и духовной войне. Некоторое время я
возглавлял Донецкий христианский универститет, который сейчас захвачен
российскими наемниками и превращен в военную базу.
Когда в столице
Украины начались акции протеста против тоталитарной власти президента
Януковича, мы с моей женой Ниной были среди протестантов. Мы хотели быть с
людьми, которых избивали и расстреливали. Мы хотели быть с людьми, защищая их
свободу и достоинство. Те события так и вошли в историю – как «революция
Достоинства». Многие верующие говорили: мы не должны бунтовать, будет только
хуже; надо идти по течению. Но мы следовали за голосом совести и были с людьми,
наша «молитвенная палатка» стала символом мирного протеста.
Сегодня я
продолжаю свой путь против течения. У меня четверо детей. Я служитель церкви.
Профессор университета. Директор миссионерской организации. По-прежнему люблю
проповедовать. Люблю Библию больше всех книг, но люблю и другие хорошие книги.
Люблю хорошие фильмы.
В каком-то
смысле, моя жизнь – это проект. Божий проект меня. И я должен в чем-то
постоянно меняться, развиваться в новых направлениях. Например, мне было трудно
привыкнуть к роли отца семьи или роли руководителя. Ведь здесь много
нетворческих, рутинных задач. Здесь всегда есть финансовые сложности и
постоянные нужды, напряженные отношения и необходимость продолжать путь вместе,
ограниченные ресурсы и неограниченные требования. И здесь всегда есть место
творчеству, но также терпению, смирению, мужеству.
Не хочу стоять на
месте и не хочу плыть по течению. Хочу преодолевать себя, свои привычки, свои
слабости, свою усталость, свое Я. Я благодарю Бога за свою жизнь и с интересом
всматриваюсь с будущее.

Leave a Reply