Online

Духовность и миссия на рабочем месте: новые миссионерские инициативы из Еврази

Духовность и миссия на рабочем месте: новые миссионерские инициативы из Еврази

0

За последние годы одним из наиболее заметных миссионерских трендов в
постсоветском пространстве стала «миссия в профессии», т.е. миссия христиан в
профессиональных сообществах. В 2010 году с этой инициативой выступила «МиссияЕвразия». Несколько позже подобные инициативы стали развивать Институт Ходос
(Санкт-Петербург) и Евроазиатская богословская семинария (Москва). Эти три
основных партнера специализировались на разных задачах: Миссия – на мобилизации
церкви и молодых христиан для миссии в профессии, Ходос – на исследованиях и
консультациях отдельных лидеров, Семинария – на дополнительном обучении. В
результате их совместных усилий и активной издательской работы идея «миссия в
профессии» получила развитие и признание в качестве наиболее актуального
миссионерского тренда.  Не будучи
кадровыми миссиологами, идейные вдохновители этого движения (в частности Денис
Гореньков, Александр Негров и Михаил Дубровский) внесли значительный вклад в
миссиологическую разработку этого направления 
и развитие «идей всеобщего священства». Возможно, это был наиболее
значительный евразийский богословский вклад к 500-летнему юбилею Реформации.
При этом остаются вопросы о том, как дальнейшее развитие этой миссионерской
инициативы будет согласовываться с трендами в развитии евангельских церквей, а
также как собственно миссионерская активность будет коррелировать с
духовностью. На мой взгляд, очень символическим является рукоположение Дениса Горенькова
(лидер служение «миссия в профессии» в МЕ) на служение благовестника,
совершенное лидерами украинского союза баптистов. Под его руководством форумы
«миссия в профессии» прошли в Молдове, Украине, Беларуси, России, Кыргызстане и
Грузии. Это говорит о признании со стороны церквей и о желании церквей
использовать эту миссионерскую возможность. 

Но речь идет о гораздо большем – о
таком расширении и переосмыслении миссионерских территорий, когда
профессиональная среда уже не только объект миссии, но и контекст, в котором
можно жить и развивать христианскую духовность. Очевидно, что на этих
территориях будут возникать новые форматы церковности. Тем самым, миссионерские
инициативы стимулируют самостоятельное движение в этой среде, в надежде, что
оно будет принимать позитивные творческие формы.  Сможет ли это сообщество найти поддержку в
церкви? Как эти профессиональные христианские сообщества могут
самоорганизоваться профессионально и церковно? Сможет ли церковь использовать
этот потенциал? Или же это будет размытием границ церкви и угрозой для ее
«канонических территорий»? Очевидно, что эти миссионерские инициативы нуждаются
в целостном богословском осмыслении и широкой дискуссии с участием церковных
служителей.
Не меньше вопросов вызывает напряжение между темой духовности и акцентов на
миссии в этой сфере. Какие формах возможна духовность на рабочем месте, чтобы
она не была «слишком религиозной» и тем самым оскорбительной для других? Как
миссия может быть эффективной и в то же время не агрессивной и не навязчивой? В
какие формах возможно индивидуальное свидетельство в профессиональной среде? Как
возможно коллективное христианское свидетельство в профессиональной сфере? Как христианская
духовность может проявляться на рабочем месте и как она может служить делу
миссии? Могут ли эти новые миссионерские инициативы стать двигателями новой
реформации в направлении к целостной духовности и целостной миссии?
В конце концов, насколько активная миссия способствует росту в духовности,
а насколько препятствует ему? Как показывают исследования, проведенные Скотом
Фридрихом и МЕ, между миссионерской активностью и духовным ростом нередко обнаруживается
обратная связь (см. 
Школа
без стен: новые ресурсы для подготовки лидеров. – Киев, 2018. — С. 6-11)
И здесь есть два возможных объяснения: во-первых, наше
понимание духовности и миссии нуждается в корректировке; во-вторых, духовность
и миссия должны быть частью целостной христианской жизни, в которой
vita activa and vita contеmplativa дополняются и усиливаются, пусть даже и ценой
творческого напряжения.
Без внимания к духовности миссионерская активность на рабочем месте рискует
остаться еще одной попыткой изменить мир, без того, чтобы начать с себя, с
обновления христианской идентичности и миссиональной церковности.  

Leave a Reply