Online

Четыреста против одного

Четыреста против одного

0
Ахаву понравилось побеждать.
Он поверил в себя как великого полководца.
И пророки угождали ему в этом
самообмане.
Четыреста пророков говорят:
иди, победишь, заберешь Рамоф Галаадский.
Лишь один Михей отказывается
говорить то же, что и все.
Его не любит царь: “он не
пророчествует о мне доброго, только худое” (3 Царств 22:8). Его не любят
коллеги-пророки: портит общую картину.
Доброжелатели советуют: скажи
приятное царю, и всем будет хорошо. Но Михей стоит на своем: 

“Жив Господь! Я
изреку то, что скажет Господь” (14).
Сказал, и задумался. А может
таки подыграть? Так или иначе, Бог Свой план выполнит. А люди  пусть глотают желанную сладкую ложь, раз им
так нравится.
Иди, царь, победишь. Но царь
не верит, требует истины. 
Ну раз истины тебе хочется, то скажу как есть: 
“Вижу
всех Израильтян, рассеянных по горам, как овец, у которых нет пастыря” (17).
Не нравится истина,  ни царю, ни пророкам. Больше всех возмущался
пророк Седекия: “Неужели от меня отошел Дух Господень, чтобы говорить в тебе?”
(24). 

Бьют Михея, унижают, в темницу влачат.
А он кричит царю пуще
прежнего: “Господь попустил духа лживого войти в уста всех сих пророков твоих;
но Господь изрек от тебе недоброе” (23).
Погиб Ахав. А вместе с ним погибла
честь пророков.
Так во все дни: четыреста
пророков говорят от имени Бога ложь. Михея никто не слушает, а если слушают, то
бьют и вновь прячут в темницу.
“Я один, все тонет в фарисействе”.
“Не нужно нам правды, скажи
нам приятное!”, — требуют цари, требует народ.

0
0
1
241
1377
ASR
11
3
1615
14.0

Normal
0

false
false
false

EN-US
JA
X-NONE

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:»Table Normal»;
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-priority:99;
mso-style-parent:»»;
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:12.0pt;
font-family:Cambria;
mso-ascii-font-family:Cambria;
mso-ascii-theme-font:minor-latin;
mso-hansi-font-family:Cambria;
mso-hansi-theme-font:minor-latin;}

Но Бог – не Санта. Михей
напоминает об этом, но его одинокий голос тонет в неистовом праздничном шуме.

Leave a Reply