Online

Новалис против Лютера

Новалис против Лютера

0
Новалис против Лютера
Есть юбилеи, после которых
молодым уже не называют. В этом году протестантизм отметил пятисотлетие. Много
ли это?
Мы все еще моложе
православных – на те же пятьсот лет. И намного моложе католиков. Мы все еще
молодые, если сравнивать с другими.
Но уже не настолько молодые,
чтобы быть наивными относительно возраста.
И все же мы привыкли
называть протестантизм молодым. И прощать ему грехи и болезни молодости –
безответственность, гиперкритицизм, максимализм, бросание в крайности.
Другой взгляд мы встречаем у
Новалиса. Молодость для него – не позднее начало, а начало первое. Поэтому
молодым был католицизм. «Это была первая любовь, любовь, почившая вечным сном
под давлением деляческой жизни, любовь, память о которой, вытесненная
своекорыстными заботами, и узы которой впоследствии во всеуслышанье
объявлявшиеся обманом и грезой и осуждавшиеся позднейшим опытом,— любовь, которая
навсегда была перечеркнута большей частью европейцев», писал Новалис в своем
знаменитом эссе «Христианство, или Европа».
Для него католицизм – первая
любовь, вечная молодость. А протестантизм – власть мертвой буквы и делячества,
попытка «приспособить историю к домашней, бюргерской нравственно-семейной
обстановке», «заключить религию в государственные границы», «подорвать
религиозное космополитическое чувство».
Реформация знаменует собой
умирание исторического христианства, разрыв с живой традицией, «Поэтому история
протестантизма не обнаруживает перед нами величественных явлений сверхземного;
только его начало блистает мимолетным огнем неба, но вскоре после этого
заметным становится иссушение святого чувства; светское взяло вверх,
художественное чутье разделяет страдания, но редко, там и сям вспыхивает
чистое, вечное пламя жизни и уподобляет себе маленькую общину. Пламя гаснет, и
община распадается и уносится течением».
Протестантизм разрушил
основу, в том числе основу себя. Обратив свою критику против католической
традиции, он создал роковой прецедент: «Первоначальная ненависть к католической
вере постепенно перешла в ненависть к Библии, к христианской вере и, наконец, к
религии вообще». Критика другой традиции – частный случай критики традиции как
таковой, рано или поздно она обернется против нас, придет наш черед.
Протестантизм хотел
отмежеваться от старого христианства, но теперь и он сам не молод. Возможно ли
обновление?
Может ли еще не совсем
старый (но уже совсем не молодой) протестантизм обновиться?
Новалис признает, что  когда-то обновление не удалось даже
«молодому» католицизму. «Безграничная косность легла тяжким бременем на
погрязшей в самонадеянности корпорации духовенства. Корпорация застыла в
чувстве своего авторитета и инертности, в то время как миряне постепенно
отнимали у нее опыт и ученость и сделали громадные шаги на пути просвещения.
Забыв свой собственный долг быть первыми среди людей по духу, пониманию и
просвещению, клир предался низменным вожделениям; пошлость и низость его образа
мышления стали еще отвратительнее, ибо оттенялись профессией и одеянием. Так
постепенно пали уважение и доверие, столпы земного и небесного царства и тем
самым была уничтожена эта корпорация и действительное господство Рима
прекратилось задолго до мощного восстания».
Потому протестантизм и
возник – как реакция на безответность основной традиции. Но сегодня вопросы
обращены уже к нему самому, к традиции обновленной, реформированной.
«Не должен ли протестантизм,
наконец, прекратить свое существование и уступить место новой, более стойкой
церкви? Другие части света ждут умиротворения и воскресения Европы, чтобы
присоединиться к ней и стать сочленами небесной империи. Не должно ли в Европе
вновь возникнуть множество поистине святых душ, не должны ли все подлинно родственные
религии испытывать полное томление, чтобы увидеть небо на Земле и вместе
возликовать в священном хоре?», — вопрошал Новалис .
Здесь речь идет не о замене
протестантизма новым католицизмом. Ведь основной проблемой протестантизма
является именно то, что он представлял себя заменой. И эту ошибку не стоит
повторять вновь.
Речь о другом – о
возвращении к целостности вселенской церкви, живой в единстве и мнообразии
традиций. «Христианство вновь должно стать живым и действенным и вновь создать
для себя зримую церковь, невзирая на границы стран, церковь, которая принимает
в свое лоно все души, томящиеся по сверхземному, и которая охотно становится
посредницей между старым и новым миром».

0
0
1
691
3943
ASR
32
9
4625
14.0

Normal
0

false
false
false

EN-US
JA
X-NONE

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:»Table Normal»;
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-priority:99;
mso-style-parent:»»;
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:12.0pt;
font-family:Cambria;
mso-ascii-font-family:Cambria;
mso-ascii-theme-font:minor-latin;
mso-hansi-font-family:Cambria;
mso-hansi-theme-font:minor-latin;}

Это эсхатологическое видение
может принимать форму исторической критики. Но может быть источником
вдохновения и надежды. Ругая Лютера, Новалис напоминает ему и всем нам о
настоящей цели, о незаконченном пути.

Leave a Reply