Online

Archives ›

Мщение тем, кто мстит

0

Господь совершает Свой суд над Израилем, но при этом наказывает тех соседей, которые пользуются бедственным положением избранного народа для сведения счетов, для злорадства и мщения.

 

Грозное предупреждение звучит сынам Аммоновым: «За то, что ты о святилище Моем говоришь: ‘а! а!’, потому что оно поругано, —и о земле Израилевой, потому что она опустошена, и о доме Иудином, потому что они пошли в плен, — за то вот, Я отдам тебя в наследие сынам востока» (25:3-4).

 

«И над Моавом произведу суд» (11).

 

Не останется без наказания и Едом: «Так говорит Господь Бог: за то, что Едом жестоко мстил дому Иудину и тяжко согрешил, совершая над ним мщение…, сделаю его пустынею» (12-13).

 

Гнев Божий грозит также мстительным Филистимлянам:

«За то, что Филистимляне поступили мстительно и мстили с презрением в душе, на погибель, по вечной неприязни.., и совершу над ними великое мщение наказаниями яростными» (15-17).

Тот, кто был мстительным к поверженным, узнает мщение на себе. Кто проявил жестокость к слабым, получит взамен ту же монету.

 

То, как соседи Израиля поступили с ним в трудное время, не может не вызывать у нас чувства гнева. Но разве Израиль поступал иначе по отношению к другим народам? Разве он был благословением для всех народов земли? Разве желал мира и процветания соседям? Разве смог подняться выше своего узко национального интереса к пониманию вселенского Божьего Царства? И разве не было мщением соседей ответом на эгоизм и высокомерие «избранных»?

 

Трудно принять и понять трагичность израильской истории. Но нельзя не заметить, что мстительность народов была реакцией на высокие претензии Израиля, на его избранность и исключительность.

 

Когда Израиль был верен своему Богу, его особый статус не вызывал сомнений и подкреплялся явлениями силы и славы Божьей. Когда же Израиль проявлял неверность и терял Божье присутствие, его претензии на особость вызывали раздражение и презрение соседей.

 

Господу не нравится, что «Моав и Сеир говорят: ‘вот и дом Иудин, как все народы!» (8). Он защищает особость Своего избранного народа. Нет, дом Иудин – не как все! Избранность Израиля важно защищать, потом что за покушением на Израиль стоит покушение на Избравшего, бунт язычников против Единого Бога и Его порядка.

 

Но при этом Господь хочет, чтобы Израиль был благословением для всех народов. Избранность Израиля не в том, чтобы жить для себя и пренебрегать другими, вызывая их зависть и мстительность. Избранность Израиля в том, чтобы служить ближним и дальним, предвозвещая грядущее Божье Царство для всех людей и народов.

 

Господь накажет тех, кто мстил Израилю. Но лишь затем, чтобы утвердить Израиль в его настоящей избранности и благословить через него все народы земли, в том числе его жестоких и подлых соседей.

Церкви повинні переглянути свою місію і ставлення до служіння

0

Розмова з Максимом Балакліцьким

Розповідає Михайло Черенков, український богослов-протестант, релігійний та громадський діяч, служитель ЄХБ, професор Українського католицького університету, доктор філософських наук

 

Які результати суспільної та соціальної діяльності українських протестантів у 2020-21 роках?

Українські протестанти робили те, що вміють і звикли робити. Трохи навчились і новому, зважаючи на виклики пандемії. Загалом ми не бачили помітної активності протестантських церков у багатьох суспільних питаннях чи вимірах. Адже в умовах непевності вони обмежуються звичними справами, працюють у традиційній для себе ніші. Активно пропагують Біблію і біблійні цінності, а також виступають за сім’ю і здоровий спосіб життя. Все частіше виходять у публічний простір, захищаючи так звані «традиційні цінності». Щоправда, не завжди зрозуміло, де біблійні цінності є традиційними, а де конфліктують з ними. Але для протестантів все це складається в одну суспільно-релігійну програму. Ця тема наразі є основною у взаємодії з суспільством. Тут ми бачимо демонстративну активність, яка частково є політизованою, бо незрозуміло, де це ініціатива церкви, а де – певних політиків, які хочуть використати церковний суспільний потенціал, голос, статус владної інституції. Для мене це окреме питання: наскільки церква, яка втягується у подібні акції, говорить від себе, і наскільки працює на тих, хто представляє певні суспільно-політичні позиції. Всі бачили активність, пов’язану з міжцерковною взаємодією. Цього року Всеукраїнська рада церков і релігійних організацій святкувала ювілей – 25 років активної діяльності. Слід визнати, що протестанти різних деномінацій і напрямків були активними членами ВРЦІРО від початку. І багато в чому формували порядок денний для цієї консультативної міжцерковної групи і відповідного кола лідерів основних конфесій. Тому це можна вважати успіхом. Але в мене виникає питання: є тут результати, які працюють на Церкву, чи це більше стосується суспільного іміджу Церкви, або, як ми іноді кажемо, державно-конфесійних відносин. Останнє потрібно робити однозначно. Але наскільки те, що відбувається в форматі Всеукраїнської ради церков, відображає реальний стан речей всередині самих церков? Наскільки церковне «тіло» поділяє ті заяви, документи, які формуються у форматі ВРЦ, наскільки це працює на саму Церкву, більш широку «політику» у відносинах Церкви, держави і суспільства? «Картинку» теж потрібно робити, церква в певному сенсі від цього виграє, представляючи себе в іміджі проактивної інституції, яка робить заяви щодо злободенних питань. Але залишається питання: наскільки це відображає і впливає на реальний рівень розвитку загальноцерковної внутрішньої свідомості.

На мою думку, протестанти досягли найбільш помітних результатів у сфері неполітичній (і це насправді скромна, але перспективна праця) – освітні проекти, інституції, лідери-освітяни, які уособлюють ці процеси. Протестанти, всупереч загальноцерковним трендам, добре попрацювали на освіту і самоосвіту. Сьогодні ми маємо набагато більше освічених людей, яких визнають не тільки в межах своєї релігійної спільноти, а й у суспільному й освітньому просторі. Вони захищають дисертації, видають книги, досліджують і впливають на те, що відбувається всередині їхніх конфесій. Освіта рухається не за рахунок Церкви, а сама виступає рушієм. Це дуже цікавий процес, бо живе самостійним життям за рахунок окремих приватних ініціатив, окремих людей, які просто присвятили своє життя цьому служінню, розуміють це як свою місію. Роль протестантів в освіті, на мій погляд, сягає значних показників саме зараз, на зламі поколінь. Тому культурно-освітня сфера є найбільш успішною. Хоча, можливо, виглядає не так привабливо для лідерів, які звикли пити каву в компанії з іншими ієрархами, грати у «політику», кулуарно домовлятися і вдавати з себе дуже поважних людей, або представляти конфесії чи захищати суспільну мораль на рівні гасел. Без освіти все це зависає в повітрі.

Освіта зобов’язує ієрархів, активістів усіх рівнів до більш свідомої, системної і послідовної позиції. Розвиток освіти ставить питання до ієрархів чим вони займаються, наскільки це узгоджується з соціальною теологією, розвитком безпосередньо церковної спільноти, реальним рівнем міжцерковної взаємодії. Як узгоджуються наші програми на захист традиційних цінностей з іншими теологічними тезами, які говорять про місію Церкви у світі, що проявляється через любов, прийняття, смирення, розуміння, що ми не контролюємо цей світ і ми не можемо нав’язувати свій сценарій розвитку. Світ такий, який він є. Навіть з позиції меншості нам є що сказати і що робити. Скромна церква, хоч і виглядає більш пасивною в цих суспільно-політичних питаннях, стає більш впливовою, бо розуміє, що вона не має силових, економічних, політичних важелів впливу. І ось така бідна Церква, Церква, яка покладається на Бога, яка живе Словом і передає це Слово світові, стає насправді прогресивнішою, ніж ті ініціативи, що опікуються суспільним іміджем церков та їх доступом до влади. Це щодо освіти.

Хочу ще сказати про благодійність. Церкви не полишили благодійність, але їм складно це робити. Зараз церкви і релігійні організації, різні благодійні організації, які пов’язані з церквами, стикаються з багатьма перешкодами з боку державних органів. Це стосується і розмитнення гуманітарних вантажів, це стосується різних відносин з місцевими і центральними органами влади. Виглядає так, що держава не дуже зацікавлена, щоб церква була активною в благодійності. Церква продовжує це робити, але процес ускладнюється. І тому багато церков і релігійних організацій починають відмовлятися. Не тому що вони перестали любити людей і піклуватися про них, а тому, що через бюрократію витрати зростають до рівня абсурду, звітність постійно ускладнюється. Щоб займатися цим треба утримувати чималий штат, не всі це можуть собі дозволити. Тому, вихваляючись досягненнями у державно-конфесійних відносинах, церкви не можуть це перекласти на мову практичних питань. Їм це не вдається. Це дуже серйозний дзвіночок. Якщо світлини поважних церковних осіб, які насолоджуються близькістю до влади, не відкривають двері до вирішення питань і залишаються просто для соціальних медіа – це тривожний сигнал. Як перекласти всі ці високі розмови на більш практичний рівень актуальних завдань, конкретних кроків, як полегшити добродійну роботу церкви, її суспільну місію, не просто зустрічаючись за круглим столом, але допомагаючи церквам реалізувати свій суспільний потенціал в усій повноті, як цього досягти? Відповіді наразі немає.

Якою є конфесійна динаміка українських протестантів за цей час (приріст-втрата членства, активність у служінні, розбудова церковної інфраструктури)?

Великого зростання немає, залишаємося в тому ж соціологічному коридорі. Протестантизм не виходить за межі своєї суспільної ніші, хоча намагається. Він є місійним, тому не зупиняється в спробах, не те щоб захопити, але попрацювати на більш ширшій ділянці місійного поля. Бо місійним полем протестанти вважають все українське суспільство. Соціологічно протестантизм залишається в тих самих межах, він не може вийти за свої соціологічні обмеження. На це є причини. Є більш суворе розуміння членства. А це суперечить тенденціям сучасного суспільства, де гнучкість, мобільність, переходи стали новою нормою. Протестанти, особливо більш традиційні, тримаються за стабільне, фіксоване членство. І тут є протиріччя. Ми бачимо, що цей рік був роком пандемії, карантину, глобальних епідемій. Не тільки пандемія COVID-19, а пандемія страху, невизначеності, інших загроз. В такому стані люди втратили можливість спілкуватися обличчям до обличчя, проводити великі заходи. І протестанти як місійна спільнота теж дещо втратили. Вони продовжують шукати нові формати, але можливості досягти нових людей через місійну діяльність були обмеженими. Люди просто закрились у своїх будинках і квартирах, або в малих колах спілкування.

Розбудова церковної інфраструктури продовжується. Згадували про освітні, але це також і медіа, суспільні проекти, благодійність. Фактично протестанти перетворюються на повноцінні світи, де є більше ніж церкви, де є суміжні інституції, які працюють на церкви, але ними не є. Протестантизм за цей рік більше увійшов у медійний простір. Ми бачимо як багато церков, які могли собі це дозволити і навіть бідніші й менші громади, придбали камери, налагодили онлайн трансляції. Це величезний прорив. Це зобов’язує церкви дотримуватися стандартів.

Вони знають, що люди їх бачать, що хто завгодно може подивитися – церкви звикають бути прозорими і відкритими. Онлайн modus vivend (спосіб життя) дуже допомагає церквам пройти критичну межу і ввійти у медійний простір, щоб стати його частиною. Бо кроку назад вже не буде.

Але тут є обмеження. Поставити камеру і транслювати свої служіння на весь світ непогано, та не всі церкви мають контент, який цікаво дивитися. Побачили, що традиції фіксованого членства дійсно суперечать новим трендам суспільства і релігійних спільнот. Люди, не міняючи свого членства, долучаються до онлайн служінь інших спільнот, де контент кращий, де відбувається щось цікавіше. Не ногами голосують, як раніше, заходячи чи переходячи до інших церков. Вони обирають через екран: заходять на інші сайти, дивляться відео, проповіді, музичні служіння інших церков. І цей перерозподіл триває. І далеко не всі церкви спроможні задовольнити зростаючий попит на якісний контент. Не всі здатні втримати цей рівень, цей стандарт. Хтось здатний на 2-3 якісних служіння, а далі? Кожного тижня не так просто підтверджувати цей стандарт якості. Реструктуризація триває. Люди мігрують. Ця міжцерковна міграція, поява нових проповідників, лідерів, нових ідеологів, нових центрів впливу буде продовжуватися. Тому традиційні вертикальні структури, централізовані структури управління церковним життям, виявляються менш ефективними, ніж якісь онлайн зірки чи впливові персони. Це нова реальність. Це можливості для тих, хто має що сказати, має певний рівень, потенціал. І це дуже сильно обмежує того, хто не досяг на цього рівня та не може собі це дозволити.

Церкви залишаються в зоні непевності і по різному її розуміють. Деякі хвилюються і моляться, щоб ці всі змови лібералів, світових масонських темних кіл скоріше закінчилися, і люди повернулись до звичного способу життя, а церкви – до звичних форматів в тематиці проповідей, моделей лідерства, способу розуміння світу.

Є й інші церкви які розуміють, що це їхній шанс оновитися, вийти за рамки й розширити сферу впливу, знайти нову територію. Цей конфлікт старого і нового, конфлікт тих, які перелякані і тримаються звичного і тих, які бачать в цьому більше можливостей, триватиме. Це і проблема, сплеск певних конспірологічних теорій, це пандемія страху, а з іншого боку – можливість для нової творчості. І ті церкви, які підуть цим другим шляхом, визначатимуть мейнстрім для всієї протестантської спільноти.

Які виклики діяльності українських протестантів створила пандемія коронавірусу та інші фактори?

Це був виклик, щоб переглянути свою місію, стратегії в роботі з людьми. Тобто як ми можемо бути корисними для людей, коли особисті зустрічі неможливі. Яким чином ми можемо про них піклуватися, чи знаємо ми взагалі своїх людей. Є такі церкви, які втратили від чверті до половини своїх членів. Вони навіть не можуть зараз знайти своїх людей. Люди просто розійшлися. Хтось захворів і помер, хтось перейшов до іншої церкви. Але ці люди не розуміли необхідність повідомити про своє рішення, про свою проблему. Тому бачимо, що церкви втратили багато людей.

Разом з тим вони мали можливість досягти нових. Але виникає питання як це зробити. Це питання комунікації з навколишнім світом: наскільки добре ми знаємо членів своєї спільноти, наскільки знаємо сусідів, яким є рівень довіри? Наприклад, чи зможемо ми відчинити, якщо хтось постукає. Багато людей, які просто закрилися. З іншого боку ми бачили тих, які ігнорували взагалі всі небезпеки і цим зіпсували свою репутацію. Тому що Церква, яка не піклується про людей, яка вважає що треба ігнорувати все, яка робить наголос на своїй впевненості, вірі і довір’ї Богу, а сама нехтує турботою про інших, можливо, більш маловірних людей, також втрачає в царинах своєї місії, чисельності, впливу.

І ще одне питання, пов’язане з цим, фінансове. Якщо люди не зустрічалися, або зустрічалися онлайн, вони майже перестали підтримувати свою церкву фінансово. Я маю на увазі звичайні пожертви, завдяки яким церква могла звершувати своє служіння. І церкви зустрілися з цим величезним викликом. Наскільки сильною є мотивація людей бути присутніми, любити, допомагати своїй спільноті, цінувати цю можливість бути разом. І якщо немає цієї можливості бути разом фізично, то які інші є можливості проявити свою любов і свою приналежність, в тому числі через свої пожертви, через фінансові внески, для того щоб церква продовжила своє служіння навіть у цих незвичних умовах. Тільки одне питання про фінанси показало, що більшість церков виявилися неготовими до подібного розвитку подій.

Останнє, але за значимістю першочергове, що хотілося б відмітити – це виклик духовний. У перші дні пандемії люди почали звертатися до Бога, молитись. І євангельські церкви активізувались у цьому напрямі служіння. Але високий рівень активності важко підтримувати впродовж багатьох місяців. Це великий виклик – як об’єднати людей молитвою, як стати і бути церквою, яка молиться за світ, за людей, яка вчиться і вчить молитись. На жаль, багато церковних лідерів повернулись до звичайного життя, це можна побачити по соціальним медіа. Але даремно – зміни тривають і звичний порядок речей руйнується на очах. Тому більше духовного впливу матиме не та церква, яка правильно вірить чи правильно вчить, а яка молиться. Мені дуже радісно, що цього року протестанти зібрали Національний молитовний сніданок в Українському домі – центральному і символічному місці.

Хай це нагадає усім про важливість молитви, і хай це дозволить протестантам усвідомити свою відповідальність за молитовне заступництво перед Богом не тільки за свої церковні спільноти, але й за всю Україну й увесь світ.

Питання – Максим Балаклицький

#тижденьподяки2021

У нас нет времени на прошлое

0

Христианский мегаполис, 9 сентября 2021

СССР умер, но не нам о нем плакать…

Я запомнил тот августовский день, когда начались похороны СССР. Мы с отцом зашли в кафе «Украина», чтобы купить мороженое и растерялись от увиденного. В помещении было много людей, но вели они себя странно, как не в себе. Все неподвижно, затаив дыхание, вглядывались в экран телевизора. После трансляции балетной постановки «Лебединое озеро» последовали странные заявления дикторов новостных передач о неспособности М.Горбачева выполнять свои должностные обязанности и переходе власти к сторонникам старого, доперестроечного порядка. Привычный мир рушился у нас на глазах. Для большинства советских людей это стало катастрофой; для верующих – исполнением молитв и пророчеств о разрушении богоборческой империи и наступлении свободы для проповеди Евангелия.

Я испытывал сильное волнение. Нет, у меня не было ощущения того, что вместо трудной эпохи приходит счастливое и спокойное время. Появилось ожидание того, что наступает серия головокружительных перемен, которые изменят мир до неузнаваемости. А еще я почувствовал личную органическую связь с происходящим и понял, что сам буду частью этих перемен, не наблюдателем, но непосредственным участником.

Тридцать лет спустя я все еще чувствую себя частью этой истории, которая пока не заканчивается. Похороны Советского Союза продолжаются потому, что многие люди не могут и не хотят жить новой, свободной и ответственной жизнью. Им проще жить в империи, где все по порядку, где у каждого есть отведенное место, где за них кто-то решает их жизненные проблемы. Пусть будет меньше свободы, но зато больше стабильности! Советское прошлое все еще обладает большим влиянием. Хотя, точнее будет сказать, что сами люди наделяют это прошлое мифическими и магическими свойствами, они сохраняют его живым даже после смерти. Вот почему Ленин лежит на Красной площади как живой и поныне царствующий. Вот почему символика, названия и имена, календарь, песни, литература, фильмы, меню, сленг, мода, семейные истории и повседневные привычки воплощают мрачное прошлое и мумифицируют их вместе с Владимиром Ильичом. Культ Сталина и миф о «Великой Победе», ложная память о самой вкусной колбасе и самом молочном мороженом, вера в особую русскую духовность и братство славянских народов, – все это разные проявления одного и того же советского духа. Более того, одно предполагает другое и идет в одной упаковке. Так что люди легко делают вывод, что раз в заводской столовой неплохо кормили, то коммунизм не так уж и плох. Если партия и правительство проявили заботу и давали бесплатное образование простым пролетариям, то почему бы не ответить взаимностью и не написать небольшой «доносик» на соседа-интеллигента? В конце концов, если «фашистов» победили, то можно оправдать все что угодно.

Поэтому День Победы вызывает гордость, а напоминания о жертвах репрессий раздражают. Полет Гагарина помнят все, а очереди за хлебом стараются забыть или списать на «перестроечников», горе-реформаторов, агентов Запада. Эта логика порочна и популярна, поэтому нужно быть осторожным, восхищаясь отдельными моментами советской истории, ведь все они были частью единой причинно-следственной связи.

К большому сожалению, одним из заповедных мест советского прошлого остается церковь, не только церковь Православная, в которой нередко можно встретить иконы Сталина, в которой советское прошлое сакрализовано и включено в канон, но и церковь Евангельская, в которой советский период считается чуть ли не «золотым веком» духовности, как для сотрудничавших с властью верующих, так и для пострадавших от ее репрессий. Единственное, что по-настоящему трудно совместить с христианским «совком» – это атеизм. Все остальное вполне вписывается, оправдывается и даже восхваляется. Такая лакированная версия прошлого далека от правды, но что такое правда для тех, кто жил, читая газету “Правда” и Библию в свете «правды»?

Мысленно возвращаясь к событиям 1991 года, я все еще чувствую личную ответственность за то, чтобы в жизни постсоветских христиан и церквей произошли решительные перемены, чтобы они научились жить в свободе, в том числе от своего собственного прошлого. Застревая в прошлом, или пытаясь удержать удобный для нас его образ, мы теряем драгоценное время и смысл своей миссии.

Одной из причин того, почему пробуждение в Советском Союзе захлебнулось, почему Евангельская церковь не выросла и не стала влиятельной духовной силой в обществе, можно считать зацикленность на советском прошлом. Верующие люди остались советскими людьми, советскими верующими, рабами советского прошлого. И, тем самым, потеряли право и силу выводить других людей из рабства. Без полноценного покаяния за грехи советского времени, без решительного разрыва с этим мертвым прошлым, церковь остается без будущего. Подобно тому, как многие ветхозаветные евреи застряли в египетском и вавилонском плену, многие постсоветские верующие остаются в плену советского прошлого.

Августовский путч ГКЧП был одной из попыток продлить жизнь СССР. Сегодня продолжаются потуги сохранить тот же советский дух в новых формах. В чем это выражается применительно к церкви?  В том, что попытки выяснить правду о прошлом называются «ревизией», искажением истории, «открытием наготы отцов». В том, что церковь с готовностью подчиняет освобождающую истину Евангелия полюбившимся или навязанным имперским мифам. В том, что свою историю церковь видит частью истории государства. В том, что вместо полного послушания Христу церковь ищет расположения власти. В том, что ради выживания своих институтов, церковь готова идти путем бесконечных компромиссов. В том, что церковь мало говорит о свободе и очень сильно ценит «стабильность». В том, что государственно-конфессиональные отношения в повестке дня стоят на первом месте, а духовный рост и вопросы миссии – в самом конце.

История с гибелью и похоронами СССР может быть поучительной для тех, кто готов следовать за Иисусом и Его призывом. У нас нет времени на прошлое! Все царства земные разрушатся, но не нам их оплакивать. Не время ли нам услышать слова Иисуса: «Предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие!» (Лк.9:60)

Тяжелый труд очищения

0

Тяжелый труд очищения

 

То, что мы воспринимаем как наказание от Господа, чаще всего является наставлением, исправлением, очищением. Это процесс малоприятный, но жизненно необходимый.

Господь удаляет из нас, из нашей жизни нечистоту как удаляют накипь с котла. То, что накапливалось в течение многих дней, не так просто удалить. Особенно если это кровь – знак предательства и идолопоклонства, жестокости и несправедливости, насилия и убийства.

«Посему так говорит Господь Бог: горе городу кровей! горе котлу, в котором есть накипь и с которого накипь его не сходит! Посему так говорит Господь Бог: горе городу кровей! и Я разложу большой костер. Прибавь дров, разведи огонь, вывари мясо; пусть все сгустится, и кости перегорят. И когда котел будет пуст, поставь его на уголья, чтобы он разгорелся, и чтобы медь его раскалилась, и расплавилась в нем нечистота его, и вся накипь его исчезла. Труд будет тяжелый; но большая накипь его не сойдет с него; и в огне [останется] на нем накипь его. В нечистоте твоей такая мерзость, что, сколько Я ни чищу тебя, ты все нечист; от нечистоты твоей ты и впредь не очистишься, доколе ярости Моей Я не утолю над тобою» (Иез. 24:6,9-13).

Накипь – большая, труд по ее удалению – тяжелый. Господь не останавливается в этом труде. А люди не останавливаются в грехе. Господь чистит нас, но мы упорно продолжаем делать свое, так что накипи не становится меньше. Поэтому нужно будет пройти через сильный огонь, через ярость и гнев Божий, через боль и утраты, чтобы накипь исчезла.

Проходя через огонь, не стоит возмущаться и плакать о том, что Бог забрал или как сильно наказал. Нужно вздыхать в безмолвии о настоящей причине всех бед – о своих грехах.

После притчи о котле и накипи Господь показывает народу страшную иллюстрацию, живое «знамение» (27). Вечером того же дня у пророка Иезекииля умирает жена. Но он, предупрежденный Богом, не имел права выражать свою скорбь. Он продолжал жить, приняв эту страшную утрату как необходимость.

Когда же потрясенные люди спросили его о причине столь странного поведения, он пояснил так: «Так говорит Господь Бог: вот, Я отдам на поругание святилище Мое, опору силы вашей, утеху очей ваших и отраду души вашей, а сыновья ваши и дочери ваши, которых вы оставили, падут от меча. И вы будете делать то же, что делал я… не будете сетовать и плакать, но будете истаявать от грехов ваших… И будет для вас Иезекииль знамением: все, что он делал, и вы будете делать; и когда это сбудется, узнаете, что Я Господь Бог» (21-24).

Есть боль, с которой нужно жить, которая учит жить. Есть страшные вещи, которые требуют не возмущения, но спокойного и смиренного принятия. Есть печальные уроки, которые могут оказаться спасительными.

Когда грехи умножаются настолько, что внешняя чистка не помогает, нам нужно пройти через такой огонь, в котором разрушается вся жизнь и плавится сердце.

Умирает любимая жена пророка, отдается на поругание святилище Божье, сыновья и дочери падают от меча. При чем здесь они? Почему за наши грехи расплачиваются невинные? Вместить это невозможно. Это как огонь, страшный, сжигающий, переплавляющий.

После таких утрат у нас не остается слов. Вместе с самым дорогим, всем тем, чем мы могли хвалиться, уходит наша гордость, чувство независимости от Бога, противление Божьему слову и упорство в грехе. Так уходит вся накипь. А жизнь продолжается, возрождается, обновляется.

Расплата за неверность

0

Некоторые библейские понятия не так просто объяснить. Например, многие люди не могут понять, что такое грех и почему они – грешники. Им кажется, что они всего лишь хотят лучшего для себя и потому вправе нарушать некоторые или даже все правила и законы, если они мешают личному счастью.

Чтобы пояснить суть греха, пророки приводят в пример семейные отношения, в которых любовь и счастье предполагают верность.

Мы можем понимать грех как своевольный выбор человека в пользу кого-либо или чего-либо вопреки Божьей воле и отношениям с Ним. Это передается одним словом – неверность.

Бог любит и ревнует. Его любящее сердце болит от нашей неверности. Но для Него еще больнее видеть то, как неверность людей наказывает их, разрушает, лишает всего. Бог знает, что без Него человек не может быть счастлив. Он не удерживает нас, но предупреждает о том, что неверность – губительна.

Иногда нам кажется, что неверность связана с выбором чего-то лучшего. Женщина может встретить более красивого, интересного, обворожительного мужчину – и оставить ради него свою семью. Так неверность оправдывается поиском лучшего. Но правда в том, что этот поиск ведет к бесконечной смене партнеров, так что неверность становится способом жизни, точнее способом лишиться жизни. В конечном счете неверный теряет все. Он наказывает себя сам. Неверность – и преступление, и наказание.

Пророк Иезекииль рассказывает притчу о двух сестрах, которые оставили свою семью ради временных развлечений с постоянно меняющимися партнерами.

Угождая своим любовникам, они сами уничтожали себя и свое будущее – приносили детей в жертву идолам и оскверняли святыни, убивали свое будущее и смеялись над самым дорогим (Иез. 23:37-39).

Неверность всегда саморазрушительна и самонаказуема: «Посему так говорит Господь Бог: так как ты забыла Меня и отвратилась от Меня, то и терпи за беззаконие твое и за блудодейство твое» (Иез. 23:35).

Мы видим, что любовники не принесут счастья. Они воспользуются красотой, но потом «возбудятся против»: разденут и обесчестят, предадут суду, мечу и огню (22-29).

Каждый из нас знает, что такое неверность и как дорого она стоит. Но некоторые все еще тешат себя ложными надеждами, что ее путь «как-то» приведет к такому счастью, в котором будет меньше правил и больше свободы. Пророки предупреждают: неверность ведет к бесчестию и смерти, и только возвращение к Богу восстанавливает наше достоинство, дарит счастье быть принятыми и любимыми, учит быть верными.

Искал Я человека

0

 

Моральное и духовное разложение народа достигает своей крайней точки не в обилии греха, но в отсутствии заступников, ходатаев, обличителей и учителей. Мало того, что народ не кается. Хуже всего то, что некому призывать к покаянию.

Грех становится настолько привычным, что предупреждения пророков никто не слушает. Рано или поздно, пророки умолкают сами или их заставляют замолчать. Легче жить в плену, тюрьме или пустыне, чем среди народа, сделавшего грех нормой и совершенно забывшего своего Бога. Голос пророков не будет звучать вечно, потому что Господь не позволит пренебрегать Собой и Своими посланникам столь нагло и долго.

Это тот страшный момент перед бедствием, когда народ вдруг обнаруживает, что среди него не осталось ни одного праведника. Время предупреждений закончилось, начинается время судов.

Вот как об этом переломном моменте говорит Сам Господь:

«Искал Я у них человека, который поставил бы стену и стал бы предо Мною в проломе за сию землю, чтобы Я не погубил ее, но не нашел. Итак изолью на них негодование Мое, огнем ярости Моей истреблю их, поведение их обращу им на голову, говорит Господь Бог» (Иез. 22:30-31).

Иными словами, Господь искал любой возможности отложить суд и гнев. Но все пришло к такой точке невозврата, когда голос Божий забыт (12), а Его слуги раздражают. Оставшись без Бога, обличающего и милующего, люди будут пожинать посеянное. Речь идет не столько о Божьем наказании, сколько о том, что поведение людей обратится им на голову. Бог не будет источником их бед, Он просто предоставит их себе, последствиям их собственного поведения.

Господь не нашел достойных людей, готовых предстоять за свой народ. Хотя искал их и среди пророков, и среди священников, и среди князей, и среди простых людей.

Пророки терзают и съедают души, любят драгоценности, и все замазывают грязью (25,28). Священники преступают закон и оскверняют святыни, путают чистое с нечистым и уничижают Бога (26). Князья корысти ради губят свой же народ (27). А в самом народе все угнетают друг друга, а особенно самых беззащитных — бедных и пришельцев.

Все они будут пожинать последствия своего поведения. Они сами станут жертвами более сильных хищников, окажутся нищими и пленниками в чужой земле.

Во время умножения греха и отступления от Бога у нас есть лишь один выбор – или жить как все и смириться с неизбежностью катастрофы, или же стать в проломе за нашу землю, чтобы просить у Бога милости и звать народ к покаянию. Пока есть такие люди, жизнь продолжается и Божье терпение продлевается.

Спрашивая о будущем, мы ждем откровения от Бога, мы хотим увидеть ясный план того, что будет с этим миром. Но Бог в это время смотрит на нас и спрашивает о том, на что мы готовы, чтобы будущее было, чтобы земля не погибла. Не спрашивай о том, что будет. Лучше ответь на вопрос, готов ли ты быть тем человеком, которого ищет Бог для спасения почти обреченного народа? Будущее не ждет в готовом виде, будущее определяется нашим ответом Богу. Так что будь тем человеком, который своей дерзновенной верой в Бога и отчаянной любовью к людям изменит историю и даст своему народу новый шанс.

Жить не по лжи

0
Paul Blinds Elymas Acts 13:6-12

По-настоящему сильные слова не устаревают. Они продолжают сбываться, спорить с ходом истории, направлять ее.

Сорок восемь лет спустя эта фраза Александра Солженицына ничуть не утратила своей актуальности. В те застойные советские годы он говорил с пафосом пророка, с невиданной внутренней решительностью идти против течения, быть не как все: «Пусть ложь всё покрыла, всем владеет, но в самом малом упрёмся: пусть владеет не через меня».

Сегодня призыв «жить не по лжи» звучит по-прежнему хорошо и сильно, но малопонятно.

Уже нет известной полярности, контрастности между добром и злом. Все стало серым. Люди потеряли зрение, способность различать, ориентироваться, делать ответственный выбор.

Сегодня не хватает также решительности – решить и жить иначе, наперекор всем и всему. Сегодня люди слабы и удивительно уязвимы перед внешними влияниями. Их не надо пытать — они сами сдаются соблазнам и слухам.

На смену агрессивной пропаганде пришло приятное обольщение. На смену антиправде пришла постправда.

Люди думают, что они могут знать и выбирать. Но на самом деле каждый их выбор – результат внешних влияний, манипуляций, ослепления и обольщения.

Солженицын предполагал, что каждый человек способен различать правду и ложь. Но это утверждение сомнительно.

На самом деле, мы нуждаемся в том, чтобы Бог открыл нам глаза, научил нас различать доброе от плохого, и уже затем дал нам силу сопротивляться плохим влияниям.

Интересную историю об этом мы находим в книге Деяний (13:6-12):

 

«Пройдя весь остров до Пафа, нашли они некоторого волхва, лжепророка, Иудеянина, именем Вариисуса, который находился с проконсулом Сергием Павлом, мужем разумным. Сей, призвав Варнаву и Савла, пожелал услышать слово Божие. А Елима волхв (ибо то значит имя его) противился им, стараясь отвратить проконсула от веры. Но Савл, он же и Павел, исполнившись Духа Святого и устремив на него взор, сказал: о, исполненный всякого коварства и всякого злодейства, сын диавола, враг всякой правды! перестанешь ли ты совращать с прямых путей Господних? И ныне вот, рука Господня на тебя: ты будешь слеп и не увидишь солнца до времени. И вдруг напал на него мрак и тьма, и он, обращаясь туда и сюда, искал вожатого. Тогда проконсул, увидев происшедшее, уверовал, дивясь учению Господню».

 

Как мы видим из этой истории, проконсул был человеком разумным, но воспользоваться своим разумом не мог. Потому что находился под влиянием чародея. Колдовство парализовало естественную, Богом данную способность различать добро и зло.

Если бы не вмешательство Павла, проконсул оставался бы в плену лжи.

Примечательно, что эта история напоминает нам о личном опыте Павла. Он так же был слеп и обманут в свое преследовании христиан. Встреча с Иисусом на пути в Дамаск просветила его так, что он стал видеть иначе. Теперь его служением стало освобождение других от власти лжи и тьмы.

В случае с проконсулом Павел не спорит с чародеем Елимой, он запрещает ему продолжать свое черное дело и нейтрализует его влияние.

Недостаточно лишь призвать людей «жить не по лжи». Нужно освободить их от внешних влияний. А сделать это можно только в силе Духа Святого, который действует через Божьих слуг. Павлу помог Анания, а Павел помог проконсулу.

Но освободить – тоже недостаточно. Освободившись от Елимы, можно попасть под влияние других колдунов, обманщиков, манипуляторов. Нужно беречь свободу и познавать правду, чтобы держать ее, укореняться в ней, находить в ней наслаждение и силу. Уверовавший проконсул «дивился учению Господнему». И это важный момент, потому жить не по лжи может лишь тот, кто освободился от внешних темных влияний и сознательно подчинил себя Божьему Слову.

 

 

Слушать и слушаться

0

Вера и жизнь, 2021, №4

 

Беседа Вальдемара Цорна с Михаилом Николаевичем Черенковым, профессором, и… проповедником.

 

Уважаемый Михаил, я посмотрел перед интервью информацию о Вас в Интернете. Там много всего. Вы уже успели многое сказать и написать. Некоторые тексты и слова заставляют заглядывать в словари… Смутился немного. Это ничего, что я прошу Вас дать интервью такому «простому» журналу?

 

Такие вопросы заставляют краснеть. В том числе за то, что можно найти в Интернете. Не все сказанное и написанное я считаю важным и правильным. Многое переосмыслил. А кое-что просто перерос. Так что из всего того я бы оставил не так уже и много. Остальное переформулировал бы, сделал проще, интереснее, полезнее. Если бы имел такую возможность. Но этой возможности нет. Это реальность наших дней – мы не только много говорим и пишем, но мы живем с последствиями всего того, что наговорили и написали. Так что стоит быть аккуратнее в своих словах, это урок первый. Особенно в эпоху Интернета. А второй урок в том, что нужно расти дальше, становясь проще. Самый большой мой личный страх – застрять в прошлом, особенно в худших моментах прошлого.  Еще один страх – испортиться и приспособиться к мирскому порядку вещей, утратить простоту и открытость, стремление к глубине и способность удивляться, разбаловаться слишком хорошим и перестать видеть Божьи чудеса в малых вещах и событиях.

Так что мне самому кажется, что я только начинаю что-то понимать, что я еще не сказал и не сделал того, что хотел бы и должен был сделать.

Я читал журнал «Вера и жизнь» до того, как написал первую свою статью. И мне всегда нравилось название, в котором вопросы нашей веры связывались с повседневной жизнью. Эту задачу нельзя назвать легкой. Именно этому я и учусь – верить и думать так, чтобы менялась жизнь.

Большинство моих текстов рождались в попытке понять, почему мы живем так как живем, какие идеи влияют на наш способ жизни, что мы должны переосмыслить? Это касалось и личной духовной, и церковной, и общественной жизни.  Это вопросы нашего христианского мировоззрения.

 

Расскажите немного о себе, семье (родители, бабушка с дедушкой) и о том, как Вы пришли к вере в Бога.

 

Я вырос в многодетной семье верующих родителей. Больше всего они хотели быть верными вере. Это значило для них гораздо больше, чем достижения или комфорт. Папа прошел тюрьму. Мама потеряла свой диплом и карьеру.

В детстве мне хотелось жить лучше, по крайне мере, не хуже своих сверстников. Но с годами я лишь убеждался, что ценности моих родителей были правильными. Вера и верность давали жизни смысл. Все остальное было второстепенным.

В 1988 году я попал в христианский детский лагерь, «лесную церковь». Слушая истории старших братьев и сестер, бывших узников, я почувствовал сильное побуждение посвятить свою жизнь Богу. Я и сейчас с уверенностью могу сказать, что более важного момента в жизни у меня не было.

Большое влияние на мое формирование оказали мои бабушки и тети. Они очень любили Божье Слово и «самиздатовскую» духовную литературу, молитву и общение с родными по вере. Людей такого типа сейчас не так много, от них буквально веяло убежденностью, их глаза горели, сломать их было невозможно.

Я очень благодарен Богу за мою семью и церковь, они заложили надежное основание, которое выдержало многие дожди, ветры и даже землетрясения. В моей жизни было непростое время бунта против традиции, личных блужданий и поисков, но сегодня я счастлив, подобно Даниилу, славить и величать «Бога моих отцов» «даровавшего мне мудрость и силу» (Дан. 2:23).

 

Школы, университеты Вы заканчивали, как в народе говорят, на пятёрки, не было ли Вам трудно положиться на веру? Веру в Бога, веру Писаниям, веру в вечную жизнь?

 

Если полагаться на веру со всей ответственностью, то учиться надо не меньше, но больше; не хуже, но лучше.

Пятерки и четверки – не основной показатель хорошей учебы. Я часто с сожалением думаю о тех днях и уроках, которые пропустил или потратил впустую. Если бы мы лучше понимали ответственность за свою жизнь, если бы больше думали о призвании!

Все возможности, которые дает нам Господь, — под наш отчет. Как мы этим распорядились? Я помню, как один диакон мне повторял: «Михаил, учись так, чтобы потом послужить этим церкви. У нас такое возможности не было, хотя мы очень хотели учиться. Теперь у нас есть ты». Мне стыдно, что я так мало прислушивался к этим словам.

Увы, тогда я мало думал о том, что в университете я представляю не только себя, но и церковь; что я послан туда Богом. Учеба мне казалась каким-то рискованным, но интересным интеллектуальным приключением. И постепенно я зашел слишком далеко в своей свободе и философском радикализме. Руководствуясь принципом «понимать, чтобы верить», я не научился ни понимать, ни верить. Теперь я руководствуюсь другим принципом: «верить, чтобы понимать». Иными словами, чтобы наш разум работал правильно, его нужно посвятить Богу, освятить и просветить.

 

Что для Вас в христианстве – самое главное?

 

Очень важно послушание Богу. Не в одном деле. И не только в вопросе спасения. Важно следовать за Богом во всех ежедневных ситуациях, в каждом повороте жизненного пути. Слушать и слушаться.

 

А по жизни? Расскажите немного о Вашей семье…

 

Есть еще одно слово, близкое по смыслу – посвящение. Мои родители посвятили себя Богу и в свете этого посвящения служили своей семье. Я никогда от них не слышал: не нравится, не хочется. Они сами мало говорили о себе, они были подчинены чему-то большему, они готовили нас, детей, к служению.   У нас с женой Ниной четверо детей, все дочки. Последнее время мы все больше говорим и молимся об их призвании, и о том, как мы – родители – можем им в этом помочь. То есть важно посвятить себя чему-то большему, чем ты сам. Это дает и смысл, и радость, и вдохновение.

 

И несколько слов о том, чем Вы сейчас занимаетесь…. (работа, служение, миссия, семья, исследовательская деятельность)

 

Последнее время я учусь фокусироваться на одной-двух вещах или темах. Не размениваться на многое. Уже семнадцать лет отвечаю за служение «Миссия Евразия». Координирую миссионерские инициативы и проекты в постсоветских странах. Иногда преподаю семинары по миссиологии и христианскому мировоззрению. Веду блог, в котором делюсь своими размышления о Библии и обо всем другом в свете Библии. Люблю миссионерские путешествия и хорошие конференции. Моя семья помогает мне в служении как настоящая команда. Дочери много занимаются музыкой, играют на фортепиано. Их формирование – наш приоритет. Мое личное призвание меня беспокоит уже меньше. Знаю, что не смогу сделать все, что хотелось бы, поэтому стараюсь делать главное. Раньше я думал, что «новые лидеры» — это обо мне и моем поколении. Сейчас я понимаю, что ошибался. Мое поколение – переходное. Мы строим мост, по которому другие смогу перейти реку. Мы сеем идеи, плоды которых пожнут другие. Это смиряет, но также ободряет.

 

Вы так много пишите, преподаёте, выступаете на симпозиумах и форумах… Чем для Вас является проповедь Слова Божьего?

 

Проповедь Слова Божьего – это не отдельное занятия из числа многих. Она должна выражаться в самых разных жанрах и форматах. То есть все, что мы делаем или говорим, должно выражать наш опыт слушания и послушания Богу. Конечно, мне больше всего нравится читать Библию в собрании и делиться тем пониманием, которое дает Господь. Но чаще всего приходится «вплетать» Слово Божье в разные жизненные, не церковные ситуации. И это тоже интересно. Что бы ни случилось – тут же внутри находишь какую-то библейскую цитату, как совет, руководство, ответ. Так что проповедь – это применение Божьего Откровения в каждой особой ситуации. Понятно, что мы говорим не только о цитатах, не только о буквах, но о том, как Господь говорит через них лично к нам или нашему времени.

 

В чём заключается призвание каждого христианина, вне зависимости от образования, социального положения, уровня жизни и политического устройства общества, в котором он живёт?

 

Быть вестником Божьего Царства, которое охватывает все сферы жизни общества, все народы земли, все социальные группы. Представлять Царя и Царство через вверенное нам — служение, работу, семью, дарования, ресурсы. Говорить своей жизнью о Божьем Царстве и приглашать в него других.

 

Какую роль в Вашей жизни играет Библия?

 

С каждым днем и годом люблю ее все больше. Начинаю и заканчиваю день ее чтением. Самое интересное – читать вместе с детьми, всегда есть новые вопросы! Также интересно читать в свете Библии все остальное – книги, фильмы, картины, события. Это ключ к пониманию всего-всего. Если начать с дискуссии о злободневных темах – будет трудно прийти к согласию, каждый останется при своем. Если же начать с молитвы и Библии – все увидится иначе, в свете неземного, Божьего Царства.

 

Вы – потомственный верующий. Если можно так сказать. Что Вы скажете о том, как изменяется характер христианина?

 

Характер должен меняться в сторону уподобления Христу. Постепенно в нас должны проявляться Его черты, все больше, все яснее. Все реже должно звучать «я», все чаще – «Он». Мои родители учили меня, что в процессе жизни все в нас должно подчиняться Христу, переходить под Его власть. Но при этом есть и те сложные особенности личности, которые связаны с физиологией, наследственностью, воспитанием. Это наши ограничения, с которыми постоянно нужно работать. Они есть в моих родителях, они есть и во мне. Они часть воспитательного процесса, сдерживающие и смиряющие.

 

Какие черты характера в Вас уже изменились, а какие ещё в процессе?

 

Я стал лучше контролировать свою реакцию. Но все же остаюсь очень чувствительным, склонен реагировать эмоционально.  Мне трудно «надевать маску» и «играть роль». Мои друзья и коллеги говорят, что у меня все написано на лице. Иногда меня это пугает. Так что я немного даже рад, что сейчас все носят защитные маски, это возможность скрыть хотя бы часть эмоций. Но если серьезно, то это моя слабая сторона. Мне нужно учиться быть спокойным, в том числе контролируя свой голос и слова, не только лицо.

 

Какие черты характера в других Вы уважаете, какие вызывают в Вас отторжение, неприятие?

 

Мне очень неприятны высокомерие, двуличие, грубость и наглость.

 

Что для Вас – самая большая радость?

 

Видеть моих детей верующими и служащими.

 

Что – самое страшное, что Вы себе можете представить?

 

Было бы страшно оказаться без семьи и церкви. Я с ужасом наблюдаю, как рушатся семьи и как падают «звезды». А еще страшно потерять чувство призвания. Жить просто так чтобы жить – это не жизнь. Жить чужую жизнь, сидеть в чужом кресле – тоже не жизнь. Нет ничего лучше того, чтобы быть на своем месте. Нет ничего страшнее потерять его.

 

Какой совет Вы дадите нашим читателям, желающим «преображаться в образ Иисуса Христа»?

 

Следуйте за Христом без остановки. Служите Ему без перерыва. Отдайте все без остатка. Будьте заняты постоянно. Все или ничего. Только так.

 

 

 

 

Все не будет как прежде

0

Напоминая о Божьей верховной власти, пророк непременно говорит о временности и хрупкости видимого земного порядка. Божье Слово всегда ужасает тех людей, которые привыкли думать, что все как-то обойдется, что все наладится и будет как прежде. Пророк не питает ложные надежды, он передает грозное Божье предупреждение о том, что этот привычный порядок жизни подходит к концу: «Этого больше не будет» (Иез. 21:26, или в Новом Русском Переводе: «Как было, так больше не будет!»).

Этот временный порядок вещей закончится катастрофой – утратой своей независимости, разрушением святынь и пленением народа. Катастрофа могла бы не случиться, если бы люди послушались пророческого призыва к покаянию и обновлению завета с Богом. Но люди не слушались и не спешили меняться, они наивно думали, что все будет продолжаться как прежде.

И вот после всех слов приходит меч Господень, который уничтожит весь порядок вещей – хорошее и плохое. Меч истребит «праведного и нечестивого» (3). Меч коснется богатого и бедного, князей и простолюдинов: «Меч Мой из ножен своих пойдет на всякую плоть от юга до севера» (4). Меч обрушится против Израильтян (18-27), но не обойдет стороной и Аммонитян (28-32). Каждый народ пройдет через катастрофу. Масштаб бедствия потрясет всех настолько, что «Растает всякое сердце, и все руки опустятся, и всякий дух изнеможет, и все колени задрожат, как вода» (7).

Эта страшная картина говорит не столько о жестокости Бога, сколько о том, что прежний порядок жизни был обречен. Меч уничтожает то, что было лишено смысла, жизни, будущего. Меч уничтожает власть греха и все, что основано на нем.

«Так говорит Господь Бог: так как вы сами приводите на память беззаконие ваше, делая явными преступления ваши, выставляя на вид грехи ваши во всех делах ваших, и сами приводите это на память, то вы будете взяты руками.

И ты, недостойный, преступный вождь Израиля, которого день наступил ныне, когда нечестию его положен будет конец!

так говорит Господь Бог: сними с себя диадему и сложи венец; этого уже не будет; униженное возвысится и высокое унизится.

Низложу, низложу, низложу и его не будет, доколе не придет Тот, Кому [принадлежит] он, и Я дам Ему (Иез. 21:24-27).

Бог готов миловать и прощать, продлевать жизнь и обновлять завет. Но люди злоупотребляют Его терпением. Они вспоминают и повторяют даже те грехи, которые Бог простил и удалил. Они наслаждаются безнаказанностью и самовластьем.

И в ответ на это Бог говорит грозное слово: «Этого уже не будет. Всему этому положен будет конец». При этом Он оставляет надежду на возрождение после полного низложения (27).

Что мы должны сделать, зная о грядущем суде? Снять с себя корону, пока с нас ее не сняли другие. Оставить прежнее и больше никогда не возвращаться к нему. Отдать всю власть, славу и честь Тому, Кому все это принадлежит по праву. Если мы сделаем так, то на руинах прошлого сможем увидеть ростки новой жизни.

«Ради имени Моего»

0

 

Одна из самых загадочных библейских фраз – «ради имени Моего».

Именно так Господь объясняет Свою особую милость к избранному и при этом неверному народу.

Этим мотивом объясняется все то, что удивляет нас, что не вписывается в привычные схемы.

По нашим заслугами мы должны были погибнуть. Но ради имени Своего Господь прощает и восстанавливает нас.

Иными словами, Господь относится к нам столь хорошо уже потому, что Он такой.

Что бы не случилось с нами, как бы мы не вели себя, Он не меняет Своего отношения к нам, потому что не меняется Сам.

Прощая и принимая нас, Господь являет нам Себя, Свою природу.

Все это не столько о наших грехах и нашей грешной природе, сколько о Его прощении и Его благости.

 

«И узнаете, что Я Господь, когда буду поступать с вами ради имени Моего, не по злым вашим путям и вашим делам развратным, дом Израилев, —говорит Господь Бог» (Иез. 20:44)

В двадцатой главе Иезекииль поясняет старейшинам, почему Господь не хочет отвечать на их вопросы.

Он напоминает им о многократных нарушениях завета, идолопоклонстве и прочих «мерзостях» с их стороны.

Также Он напоминает о многократном прощении и милосердии со Своей стороны.

Здесь мы встречаем повторяющуюся фразу: «Но Я поступил ради имени Моего» (9, 14, 22).

Грешили и отцы, и сыновья. Грешили и в Египте, и в пустыне, и в обетованной земле.

Страдали от египетской плети и при этом кланялись египетским идолам.

Погибали в пустыне и продолжали противиться Богу.

Наслаждались благами своей земли и увлекались чужими богами.

Шли в плен и там находили новых идолов.

Но каждый раз Бог поступал с людьми не по их грехам, но ради имени Своего.

На мрачном фоне истории людских блужданий Он остается верен Себе и нам.

И это постоянство Его Самого и Его любви к нам – единственная точка опоры, единственная основа для нашей надежды.

Бесконечная история человеческой неверности завершается Божьим прощением.

Этот неожиданный поворот истории удивляет и сам Израиль, и все другие народы. В этом «но» Господь открывает Себя.

Увы, старейшины не поняли Иезекииля. Они нашли его притчи слишком туманными.

Потому что не знали Бога и не хотели знать. Они думали, что Бог действует ради них, ради их имени, на основе их особого статуса «избранных».

В то время как все было ровно наоборот. Вся их особость, избранность зависела от Избравшего. У них не было своего имени, они носили имя Божье.

Мы повторяем эту ошибку каждый раз, когда спрашиваем у Бога о себе и своей жизни вместо того, чтобы вопрошать о Нем и понимать себя в Нем.

Благодаря Бога за незаслуженную и неожиданную милость, мы начинаем волноваться не столько о себе, своем спасении и своем будущем, сколько о том, чтобы узнать Его и Его Имя, чтобы поклоняться Ему и прославлять Его.