Online

Слушать и слушаться

0

Вера и жизнь, 2021, №4

 

Беседа Вальдемара Цорна с Михаилом Николаевичем Черенковым, профессором, и… проповедником.

 

Уважаемый Михаил, я посмотрел перед интервью информацию о Вас в Интернете. Там много всего. Вы уже успели многое сказать и написать. Некоторые тексты и слова заставляют заглядывать в словари… Смутился немного. Это ничего, что я прошу Вас дать интервью такому «простому» журналу?

 

Такие вопросы заставляют краснеть. В том числе за то, что можно найти в Интернете. Не все сказанное и написанное я считаю важным и правильным. Многое переосмыслил. А кое-что просто перерос. Так что из всего того я бы оставил не так уже и много. Остальное переформулировал бы, сделал проще, интереснее, полезнее. Если бы имел такую возможность. Но этой возможности нет. Это реальность наших дней – мы не только много говорим и пишем, но мы живем с последствиями всего того, что наговорили и написали. Так что стоит быть аккуратнее в своих словах, это урок первый. Особенно в эпоху Интернета. А второй урок в том, что нужно расти дальше, становясь проще. Самый большой мой личный страх – застрять в прошлом, особенно в худших моментах прошлого.  Еще один страх – испортиться и приспособиться к мирскому порядку вещей, утратить простоту и открытость, стремление к глубине и способность удивляться, разбаловаться слишком хорошим и перестать видеть Божьи чудеса в малых вещах и событиях.

Так что мне самому кажется, что я только начинаю что-то понимать, что я еще не сказал и не сделал того, что хотел бы и должен был сделать.

Я читал журнал «Вера и жизнь» до того, как написал первую свою статью. И мне всегда нравилось название, в котором вопросы нашей веры связывались с повседневной жизнью. Эту задачу нельзя назвать легкой. Именно этому я и учусь – верить и думать так, чтобы менялась жизнь.

Большинство моих текстов рождались в попытке понять, почему мы живем так как живем, какие идеи влияют на наш способ жизни, что мы должны переосмыслить? Это касалось и личной духовной, и церковной, и общественной жизни.  Это вопросы нашего христианского мировоззрения.

 

Расскажите немного о себе, семье (родители, бабушка с дедушкой) и о том, как Вы пришли к вере в Бога.

 

Я вырос в многодетной семье верующих родителей. Больше всего они хотели быть верными вере. Это значило для них гораздо больше, чем достижения или комфорт. Папа прошел тюрьму. Мама потеряла свой диплом и карьеру.

В детстве мне хотелось жить лучше, по крайне мере, не хуже своих сверстников. Но с годами я лишь убеждался, что ценности моих родителей были правильными. Вера и верность давали жизни смысл. Все остальное было второстепенным.

В 1988 году я попал в христианский детский лагерь, «лесную церковь». Слушая истории старших братьев и сестер, бывших узников, я почувствовал сильное побуждение посвятить свою жизнь Богу. Я и сейчас с уверенностью могу сказать, что более важного момента в жизни у меня не было.

Большое влияние на мое формирование оказали мои бабушки и тети. Они очень любили Божье Слово и «самиздатовскую» духовную литературу, молитву и общение с родными по вере. Людей такого типа сейчас не так много, от них буквально веяло убежденностью, их глаза горели, сломать их было невозможно.

Я очень благодарен Богу за мою семью и церковь, они заложили надежное основание, которое выдержало многие дожди, ветры и даже землетрясения. В моей жизни было непростое время бунта против традиции, личных блужданий и поисков, но сегодня я счастлив, подобно Даниилу, славить и величать «Бога моих отцов» «даровавшего мне мудрость и силу» (Дан. 2:23).

 

Школы, университеты Вы заканчивали, как в народе говорят, на пятёрки, не было ли Вам трудно положиться на веру? Веру в Бога, веру Писаниям, веру в вечную жизнь?

 

Если полагаться на веру со всей ответственностью, то учиться надо не меньше, но больше; не хуже, но лучше.

Пятерки и четверки – не основной показатель хорошей учебы. Я часто с сожалением думаю о тех днях и уроках, которые пропустил или потратил впустую. Если бы мы лучше понимали ответственность за свою жизнь, если бы больше думали о призвании!

Все возможности, которые дает нам Господь, — под наш отчет. Как мы этим распорядились? Я помню, как один диакон мне повторял: «Михаил, учись так, чтобы потом послужить этим церкви. У нас такое возможности не было, хотя мы очень хотели учиться. Теперь у нас есть ты». Мне стыдно, что я так мало прислушивался к этим словам.

Увы, тогда я мало думал о том, что в университете я представляю не только себя, но и церковь; что я послан туда Богом. Учеба мне казалась каким-то рискованным, но интересным интеллектуальным приключением. И постепенно я зашел слишком далеко в своей свободе и философском радикализме. Руководствуясь принципом «понимать, чтобы верить», я не научился ни понимать, ни верить. Теперь я руководствуюсь другим принципом: «верить, чтобы понимать». Иными словами, чтобы наш разум работал правильно, его нужно посвятить Богу, освятить и просветить.

 

Что для Вас в христианстве – самое главное?

 

Очень важно послушание Богу. Не в одном деле. И не только в вопросе спасения. Важно следовать за Богом во всех ежедневных ситуациях, в каждом повороте жизненного пути. Слушать и слушаться.

 

А по жизни? Расскажите немного о Вашей семье…

 

Есть еще одно слово, близкое по смыслу – посвящение. Мои родители посвятили себя Богу и в свете этого посвящения служили своей семье. Я никогда от них не слышал: не нравится, не хочется. Они сами мало говорили о себе, они были подчинены чему-то большему, они готовили нас, детей, к служению.   У нас с женой Ниной четверо детей, все дочки. Последнее время мы все больше говорим и молимся об их призвании, и о том, как мы – родители – можем им в этом помочь. То есть важно посвятить себя чему-то большему, чем ты сам. Это дает и смысл, и радость, и вдохновение.

 

И несколько слов о том, чем Вы сейчас занимаетесь…. (работа, служение, миссия, семья, исследовательская деятельность)

 

Последнее время я учусь фокусироваться на одной-двух вещах или темах. Не размениваться на многое. Уже семнадцать лет отвечаю за служение «Миссия Евразия». Координирую миссионерские инициативы и проекты в постсоветских странах. Иногда преподаю семинары по миссиологии и христианскому мировоззрению. Веду блог, в котором делюсь своими размышления о Библии и обо всем другом в свете Библии. Люблю миссионерские путешествия и хорошие конференции. Моя семья помогает мне в служении как настоящая команда. Дочери много занимаются музыкой, играют на фортепиано. Их формирование – наш приоритет. Мое личное призвание меня беспокоит уже меньше. Знаю, что не смогу сделать все, что хотелось бы, поэтому стараюсь делать главное. Раньше я думал, что «новые лидеры» — это обо мне и моем поколении. Сейчас я понимаю, что ошибался. Мое поколение – переходное. Мы строим мост, по которому другие смогу перейти реку. Мы сеем идеи, плоды которых пожнут другие. Это смиряет, но также ободряет.

 

Вы так много пишите, преподаёте, выступаете на симпозиумах и форумах… Чем для Вас является проповедь Слова Божьего?

 

Проповедь Слова Божьего – это не отдельное занятия из числа многих. Она должна выражаться в самых разных жанрах и форматах. То есть все, что мы делаем или говорим, должно выражать наш опыт слушания и послушания Богу. Конечно, мне больше всего нравится читать Библию в собрании и делиться тем пониманием, которое дает Господь. Но чаще всего приходится «вплетать» Слово Божье в разные жизненные, не церковные ситуации. И это тоже интересно. Что бы ни случилось – тут же внутри находишь какую-то библейскую цитату, как совет, руководство, ответ. Так что проповедь – это применение Божьего Откровения в каждой особой ситуации. Понятно, что мы говорим не только о цитатах, не только о буквах, но о том, как Господь говорит через них лично к нам или нашему времени.

 

В чём заключается призвание каждого христианина, вне зависимости от образования, социального положения, уровня жизни и политического устройства общества, в котором он живёт?

 

Быть вестником Божьего Царства, которое охватывает все сферы жизни общества, все народы земли, все социальные группы. Представлять Царя и Царство через вверенное нам — служение, работу, семью, дарования, ресурсы. Говорить своей жизнью о Божьем Царстве и приглашать в него других.

 

Какую роль в Вашей жизни играет Библия?

 

С каждым днем и годом люблю ее все больше. Начинаю и заканчиваю день ее чтением. Самое интересное – читать вместе с детьми, всегда есть новые вопросы! Также интересно читать в свете Библии все остальное – книги, фильмы, картины, события. Это ключ к пониманию всего-всего. Если начать с дискуссии о злободневных темах – будет трудно прийти к согласию, каждый останется при своем. Если же начать с молитвы и Библии – все увидится иначе, в свете неземного, Божьего Царства.

 

Вы – потомственный верующий. Если можно так сказать. Что Вы скажете о том, как изменяется характер христианина?

 

Характер должен меняться в сторону уподобления Христу. Постепенно в нас должны проявляться Его черты, все больше, все яснее. Все реже должно звучать «я», все чаще – «Он». Мои родители учили меня, что в процессе жизни все в нас должно подчиняться Христу, переходить под Его власть. Но при этом есть и те сложные особенности личности, которые связаны с физиологией, наследственностью, воспитанием. Это наши ограничения, с которыми постоянно нужно работать. Они есть в моих родителях, они есть и во мне. Они часть воспитательного процесса, сдерживающие и смиряющие.

 

Какие черты характера в Вас уже изменились, а какие ещё в процессе?

 

Я стал лучше контролировать свою реакцию. Но все же остаюсь очень чувствительным, склонен реагировать эмоционально.  Мне трудно «надевать маску» и «играть роль». Мои друзья и коллеги говорят, что у меня все написано на лице. Иногда меня это пугает. Так что я немного даже рад, что сейчас все носят защитные маски, это возможность скрыть хотя бы часть эмоций. Но если серьезно, то это моя слабая сторона. Мне нужно учиться быть спокойным, в том числе контролируя свой голос и слова, не только лицо.

 

Какие черты характера в других Вы уважаете, какие вызывают в Вас отторжение, неприятие?

 

Мне очень неприятны высокомерие, двуличие, грубость и наглость.

 

Что для Вас – самая большая радость?

 

Видеть моих детей верующими и служащими.

 

Что – самое страшное, что Вы себе можете представить?

 

Было бы страшно оказаться без семьи и церкви. Я с ужасом наблюдаю, как рушатся семьи и как падают «звезды». А еще страшно потерять чувство призвания. Жить просто так чтобы жить – это не жизнь. Жить чужую жизнь, сидеть в чужом кресле – тоже не жизнь. Нет ничего лучше того, чтобы быть на своем месте. Нет ничего страшнее потерять его.

 

Какой совет Вы дадите нашим читателям, желающим «преображаться в образ Иисуса Христа»?

 

Следуйте за Христом без остановки. Служите Ему без перерыва. Отдайте все без остатка. Будьте заняты постоянно. Все или ничего. Только так.

 

 

 

 

Leave a Reply