Online

Когда ты сделался богатым

0

Funerary mask from Tyre, 7th c. BCE, National Museum of Beirut

***

Господь строг, но не жесток.

Он карает гордых. Но при этом жалеет и милует, сочувствует и скорбит об участи людей и городов.

Он готов плакать не только об Иерусалиме, но также о Ниневии.

На сей раз Он повелевает пророку Иезекиилю оплакивать разрушение Тира:

«И было ко мне слово Господне: и ты, сын человеческий, подними плач о Тире и скажи Тиру, поселившемуся на выступах в море, торгующему с народами на многих островах: так говорит Господь Бог: Тир! ты говоришь: ‘я совершенство красоты!’» (Иез. 27:1-3).

Тир стал настолько успешным в морской торговле, что вполне мог считаться настоящей империй. Он добился этого статуса не путем завоеваний, но путем делового успеха. Никто не хотел воевать с Тиром, потому что с ним было выгодно торговать.

Он «сделался богатым и весьма славным» (25). Море прославило его и море погубило: «восточный ветер разбил тебя среди морей» (26). Так что все досталось морю, морской бездне, пустоте: богатство, товары, корабельщики, ратники пали в «сердце морей» (27).

Здесь море — стихия человеческой жизни с ее непредсказуемостью, политическими и экономическими течениями, возможностями и опасностями, ветрами и волнами, приливами и отливами, красотой и трагичностью. Восточный ветер — это более сильный соперник, новая мировая империя, готовая опрокинуть и смести с лица земли прежне неприступный Тир.

Крушение величайшей торговой империи вызовет плач у народов. Будут плакать кормчие моря, обитатели островов, цари и торговцы.

Плакать будет и пророк Иезекииль. Почему? Потому что жалко людей Тира. Но также потому, что это знак для Израиля и всех других народов. Это печальный урок всем тем, кто говорит о себе: «я совершенство».

Когда ты сделался богатым, благодари Бога и бойся Его. Потому что богатство может закружить голову, обольстить, очаровать, погубить, затянуть с собой на дно.

Богатство Тира пришло из моря и в море ушло. Будто ничего и не было.

Когда ты сделаешься богатым, вспомни о Тире. Вспомни о том, что случилось с богатым и славным, красивым и сильным Тиром.

Вспомни историю взлетов и падений многих тысяч городов и государств. Чтобы не повторить судьбу гордецов.

Падение Тира – знак и урок для всех нас. Поэтому к нам звучит слово Господне: «Подними плач о Тире». Будем плакать о всех, кого погубила гордость. Будем плакать, чтобы не стать гордыми.

Живем ли мы жизнью с избытком?

0

 

Живем ли мы жизнью с избытком?

 

Бог, открывшийся в Иисусе, любит нас не только спасающей, но и щедрой, безусловной и безмерной любовью. Он дает нам не только спасение от старой греховной жизни, но и всю полноту новой жизни, всего Себя, всю Свою жизнь.

 

Он говорит о Себе так: “Я пришёл для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком” (Иоан. 10:10). Никто и никогда не говорил ничего подобного.

 

Нам трудно вместить это. Он готов нам дать гораздо больше, чем мы готовы принять.

 

Мы не вмещаем этих слов и не вмещаем Его жизни. Мы хотим что-то от Него, но Он отдает нам Себя целиком, всю Свою жизнь.

 

В связи с этим у меня есть две простые мысли, которыми хочу поделиться.

 

Во-первых, жизнь с избытком – это не мера благополучия и счастья в нашей жизни, но мера нашего погружения в Божественную жизнь, степень нашего насыщения Богом и Его жизнью. Мы должны следовать за Иисусом как за Пастырем, а не гоняться за вещами, удовольствиями и радостями жизни. Только так мы узнаем счастье настоящей жизни, наполненной вечными благословениями, которые обогащают и печали с собой не приносят (Притчи 10:22).

 

Обычно мы думаем не о Нем, а о Его подарках. В этом случае избыток – это множество приятных вещей, которые мы хотели бы получить от Бога, чтобы чувствовать себя счастливыми.

 

Очевидно, что Иисус говорит о другом. Он говорит, что жизнь с избытком – это больше, чем подарки, позитивные ответы, приятные сюрпризы. Он дает нам Самого Себя. Жизнь с избытком – это Сам Иисус и наши отношения с Ним, Его любовь и наше постижение Его любви, Его характер и наше уподобление Ему.

 

Иисус говорит о том, что новая жизнь в полноте становится доступной только для тех, кто готов последовать за Ним как за Пастырем.

 

Полнота новой жизни открывается только в полноте нашего послушания.

 

Пастырь ведет нас дальше и дальше. Сперва мы любим Его за то, что Он дает. Потом мы любим Его как Он есть. Мы привыкаем, мы познаем Его, мы делим одну жизнь, мы живем Его жизнью.

 

И тогда мы начинаем понимать: избыток не в том, чтобы получить от Бога все, что мы захотим. Избыток в том, что мы понимаем: Бог — это все, что нам нужно. В Нем есть все. Он есть все.

 

Здание моей родной Ирпенской Библейской Церкви выделяется большим баннером с интересными словами: «Ищи Бога! Найдёшь Его — найдёшь все».

 

Без Бога нет избытка. Всем всегда чего-то не хватает. А в Нем – полнота. Следуя за Ним, уже не нужно ничего искать. Нужно лишь слушать и слушаться. Он спасает и охраняет, он заботится и благословляет. Он ведет дальше, открывая нам неведомые и непривычные радости, удивляя новизной и щедростью.

 

Если настоящая жизнь, жизнь с избытком открывается в Нем, то нам не нужно ничего искать и просить, кроме того, чтобы принадлежать Ему и следовать за Ним. Это меняет наши приоритеты, порядок жизни, все планы и заботы, мечты и молитвы.

 

Мы перестаем просить. Мы начинаем благодарить.

Мы перестаем искать что-то свое. Мы начинаем следовать за Ним.

Мы не хотим больше благ в этой жизни. Мы начинаем новую жизнь, в которой все, что ни возьми, все-все оказывается благом.

 

Мой старший друг пастор Дейв, которому давно уже за девяносто, предлагает один простой тест, который поможет нам понять, живем ли мы жизнью с избытком. Стоит лишь ответить себе самому на вопрос: «Молился ли я когда-нибудь так, чтобы ничего не просить, но поклоняться и восхищаться, благодарить и прославлять?».

 

Итак, если мы знаем Пастыря и послушны Ему, то на каком-то этапе духовного роста мы перестаем просить и ждать от Него вещей и услуг, мы начинаем любить Его как Он есть и жить Его жизнью. Нам ничего не нужно от Бога, кроме Самого Бога.

 

Я очень люблю эту песню в исполнении моего доброго старшего друга Глена Литке, в прошлом университетского профессора, а ныне скромного и трудолюбивого фермера:

 

In the morning when I rise,

in the morning when I rise,

in the morning when I rise,

give me Jesus.

 

Give me Jesus, give me Jesus.

You may have all this world, give me Jesus…

 

Oh, when I come to die,

oh, when I come to die,

oh, when I come to die,

give me Jesus.

 

У меня много нужд, но я знаю, что мой Пастырь их знает. Все, что мне действительно нужно – знать Его, принадлежать Ему, быть послушным и верным, прилежным и благодарным в следовании за Ним. Если будет так – я непременно буду счастлив. В этом смысле все верно, правильный ответ на все вопросы жизни – Иисус.

 

Во-вторых, жизнь с избытком знает лишь тот, кто знает голос настоящего Пастыря и не откликается на чужие голоса, что бы они не предлагали, как бы сладко не звучали, какие бы радости не обещали.

 

Иисус предупреждает о том, что все, не просто некоторые, но все пастыри кроме Него – лжепастыри, воры и разбойники.

 

Лжепастыри – самозванцы. Они обещают то, что не могут дать.

 

Жизнь с избытком, вечную жизнь, жизнь в Божьем Царства может дать только Бог. Никто кроме Него.

 

Лжепастыри корыстолюбивы. Они не дают, только забирают.

 

Наш Пастырь не забирает, но дает. Он не использует людей, но отдает им Себя.

 

Следуя за Пастырем, мы узнаем жизнь без дефицита. Мы удивляемся изобилию Божьих даров, щедрости нашего Бога. Тысячи людей насыщаются, но в коробах всегда есть остаток, всегда есть чрезмерное количество, больше необходимого.

 

Кто твой Пастырь? Где и чем ты питаешься? Кого слушаешь? Почему друзья, политики, успешные люди, социальные медиа для тебя авторитетнее Библии?

 

Не устал ли ты доверять себя лжепастырям? Не надоело ли пасти себя? Не пора ли начать настоящую жизнь?

 

Без настоящего Пастыря мы ничего не найдем, лишь растеряем, да и сами потеряемся. Без Него не знаем пути, не имеем охраны, не чувствуем заботы.

 

Ведь важно не то, что ты имеешь. Важно быть на своем месте. Иначе ты никогда не найдешь то, что искал, и не воспользуешься тем, что собрал. Оно будет не в радость, а на погибель. Важно не быть собой и не владеть чем-то своим, а принадлежать Ему, идти послушно за Ним.

 

Слушаем ли голос Пастыря? Если да, то мы можем быть спокойны. Жизнь с избытком, которую дает наш Пастырь, проходит под Его защитой. Он говорит, что принадлежащие Ему («овцы Его») не погибнут, их никто не похитит, они имеют вечную жизнь. При условии, что они слушают своего Пастыря.

 

Жизнь с избытком доступна здесь и сейчас. Иисус – дверь и Пастырь. Он открывает вход в новую жизнь и ведет по ней. Не принимая и не слушая Его, мы обречены оставаться по эту сторону, в нашей серой жизни дефицитов и страхов, лжепастырей и лжемессий. Принимая и слушая Его голос, мы переходим в новую жизнь и наполняемся ей все больше и больше. Слушая и слушаясь настоящего Пастыря, нельзя не быть счастливым.

 

***

Живем ли мы жизнью с избытком? Знаем ли мы Бога, открывшегося в Иисусе, как нашего Пастыря? Вошли ли мы через Него в новую жизнь?

 

Мы не живем жизнью с избытком, если постоянно просим и ждем, ропщем и унываем, капризничаем и недовольствуем.

 

Мы живем жизнью с избытком, когда счастливы знать нашего Пастыря, слышать Его голос и слушаться Его повелений, идти за Ним куда бы Он не вел.

 

Научи нас молиться

0

 

The Lord’s Prayer (Le Pater Noster), by James Tissot

 

Научи нас молиться!

Эта просьба первых учеников Иисуса должна стать нашей просьбой. Ведь они знали о молитве куда больше, чем мы. И все же просили: научи!

 

Они знали о школе Иоанна Крестителя. Они понимали, что школа Иисуса в чем-то продолжает дело Предтечи, но во многом и отличается. Можно предполагать, что в духе своей проповеди Иоанн призывал к чистой молитве, свободной от лишних слов и формальностей, от лицемерия и самоправедности. В Своем служении Иисус продолжает эту пророческую критику внешней религиозности, но при этом не только направляет людей к поиску далекого Бога, но показывает Собой Отца как близкого, открывает в Себе все то, что нам нужно и важно знать о Боге.

 

Поэтому молитва Иисуса вводит нас в живое Божье присутствие. Молитва Иоанна была подготовительной, очищающей, покаянной. Молитва Иисуса была другой – в ней Небесный Отец был здесь и сейчас, в ней Царство уже наступило. Там было ожидание и приготовление, здесь – воплощение, исполнение, присутствие, полнота.

 

Наблюдая за тем, как Иисус молится, ученики решились просить: «Научи!».

 

Лука рассказывает об этом эпизоде после истории о Марфе, которая заботилась о большом угощении и суетилась о многом, и Марии, которая слушала слово Его и избрала тем самым благую часть.

 

 

1 Случилось, что, когда Он в одном месте молился, и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих.

2 Он сказал им: когда молитесь, говорите: «Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твоё; да придёт Царствие Твоё; да будет воля Твоя и на земле, как на небе;

3 хлеб наш насущный подавай нам на каждый день;

4 и прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого».

5 И сказал им: положим, что кто-нибудь из вас, имея друга, придёт к нему в полночь и скажет ему: «друг! дай мне взаймы три хлеба,

6 ибо друг мой с дороги зашёл ко мне, и мне нечего предложить ему»;

7 а тот изнутри скажет ему в ответ: «не беспокой меня, двери уже заперты, и дети мои со мною на постели; не могу встать и дать тебе».

8 Если, говорю вам, он не встанет и не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности его, встав, даст ему, сколько просит.

9 И Я скажу вам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам,

10 ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят.

11 Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы?

12 Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона?

13 Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него (Луки 11:1-13)

 

Связывая это поучение с историей о Марфе и Марии, Иисус говорит о том, что является самым главным, что является нашего благой частью. Пересказав молитву, Он также дополняет ее несколькими комментариями об активности и неотступности. Молитва толкуется как форма действия. Мы должны просить, искать, стучать. И при этом верить, что Отец Небесный ответит по Своей благости, что Он уже знает и усматривает наши нужды по Своему всеведению.

Здесь есть место для активности и постоянства, но также для доверия и даже спокойной уверенности.

Интересно, что евангелист Матфей включает это поучение о молитве в Нагорную проповедь:

 

5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.

6 Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

7 А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своём будут услышаны;

8 не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него (Матф. 6:5-8)

 

В этих комментариях, предваряющих молитву, Иисус предлагает Своим слушателям настроиться на внутреннем измерении, на отношении к Богу. Не так важно, что скажут или подумают люди. Не так важно, как ты выглядишь в их глазах. Куда важнее то, что происходит в твоей комнате между тобой и Богом. Не так важно, как много слов ты скажешь. Куда важнее иное: веришь ли ты в Того, к Кому обращается; знаешь ли Его как своего Отца?

 

Что у нас есть кроме слов и публичных служений? Что у нас остается, когда синагоги закрыты, а перекрёстки пусты? Что если молитвы встречают безразличие,  раздражение или злость? Как показало время пандемии, многие христиане не знают, что им делать в тайной комнате. У них нет опыта личной молитвы и познания Бога.

 

Если мы, подобно первым ученикам, хотим научиться от Иисуса молитве, мы должны позаботиться о главном – слушать Его слово и общаться с Ним, чтобы не только просить у Него помощи в нуждах, но познавать Его и Его природу, доброту и щедрость, силу и славу, святость и могущество.

 

Сила и успех нашей молитвы определяются не нашими словами, но глубиной нашего посвящения и послушания Богу, уровнем нашего Богопознания, характером наших отношений с нашим небесным Отцом. В Иисусе Он стал настолько близким, а посредством Духа Святого настолько доступным, что мы можем видеть, чувствовать, переживать Божественное присутствие в каждом дне, каждой ситуации нашей жизни. Если мы продолжаем познавать Его и молиться так, как учил Иисус, то слова молитвы Господней становятся гораздом большим, чем формулой обращения. Они становятся правилом нашей веры, нашим дыханием, реальностью жизни, в которой мы живем уже здесь и сейчас.

 

Если мы хотим научиться молитве Господней, то нам придется отказаться от своей воли и подчинить ее воле Божьей.

Мы больше не должны пытаться выпросить или вымолить то, что хотим. Мы доверяем воле Отца и видим в этом свое счастье.

 

Научи нас молиться, Господи. Научи нас знать Тебя и быть похожими на Тебя. Научи нас быть Твоими детьми. Научи нас никогда не сомневаться в Твоей доброте, милости и любви. Научи нас быть активными, но при этом спокойными. Научи нас видеть Твое Царство и служить ему. Научи нас видеть Твою силу и славу и являть их миру. Научи нас молиться так, чтобы найти себя в Твоем присутствии, чтобы быть и жить в Твоем Царстве уже здесь и сейчас.

Будут искать тебя, но уже не найдут

0

Будут искать тебя, но уже не найдут

Destruction of Tyre.
John Martin, 1839, England

Достаточно сопоставить карты древнего и современного мира, чтобы ужаснуться судьбе некогда могущественных государств. Они исчезли или превратились в тень.

А Израиль восстановлен. Он выжил в многовековом рассеянии. И снова занял свое, Богом данное место.

А вот Тир был силен и богат, знаменит и надменен. Но потом исчез.

Он смеялся над разрушением Иерусалима, не понимая, что за всеми этими процессами стоит не воля и сила людей, но промысел Божий.

Тем самым он вызвал гнев Господень: «За то, что Тир говорит о Иерусалиме: ‘а! а! он сокрушен… за то, так говорит Господь Бог: вот, Я—на тебя, Тир, и подниму на тебя многие народы, как море поднимает волны свои. И разобьют стены Тира и разрушат башни его; и вымету из него прах его и сделаю его голою скалою» (Иез. 26:3-4).

Историю делают не сильные, но послушные Богу и смиренные перед Его волей. Израиль был наказан за непослушание. Тир будет наказан за высокомерие.

То, что обычным людям кажется игрой престолов, оказывается Божьим планом: «Ибо так говорит Господь Бог: вот, Я приведу против Тира от севера Навуходоносора, царя Вавилонского, царя царей» (7). Навуходоносор сам не пойдет, пока Бог не приведет.

Это не борьба сильнейшего с сильным, это усмирение гордых. Сегодня время суда над Тиром. Позже придет черед Вавилона. Ни один гордый царь, народ, город не устоит перед Всевышним. Бог называет простых людей царями и «царями царей», но до поры до времени. Он никому не отдает Свою верховную и вечную власть, и всем потерявшим чувство меры и своего места строго напоминает об этом.

Цари и царства возникают и умирают. Лишь Господь и Его Царство пребывают вовеки. Насколько Израиль мог быть символом и началом Божьего Царства, настолько он был благословен и храним Богом. Его стены отстраивались снова и снова. Пленники возвращались. Молитвы продолжались

А от Тира ничего не осталось. Памятники могущества повержены на землю, богатство разграблено, товары расхищены, стены разрушены, даже земля и деревья выброшены в море. Музыка затихла, песен не поют. На месте славного города мореходов и купцов – голая скала. Пустота и тишина, лишь волны шумят.

Исчезновение Тира ужаснет многих князей (15-21). Многонаселенный город станет необитаемым. Никто не узнает это место.

«Ужасом сделаю тебя, и не будет тебя, и будут искать тебя, но уже не найдут тебя во веки, говорит Господь Бог» (21).

Тот, кто послушен Божьей воле и занимает свое место в Его плане, не должен переживать о войнах и катастрофах. Что бы ни случилось, он будет жить, потому что жив Господь.

Тот, кто гордится собой и спорит Богом, кто унижает Его людей и поступает жестоко с терпящими бедствие, не останется на месте – исчезнет с лица земли и карты мира.

Мщение тем, кто мстит

0

Господь совершает Свой суд над Израилем, но при этом наказывает тех соседей, которые пользуются бедственным положением избранного народа для сведения счетов, для злорадства и мщения.

 

Грозное предупреждение звучит сынам Аммоновым: «За то, что ты о святилище Моем говоришь: ‘а! а!’, потому что оно поругано, —и о земле Израилевой, потому что она опустошена, и о доме Иудином, потому что они пошли в плен, — за то вот, Я отдам тебя в наследие сынам востока» (25:3-4).

 

«И над Моавом произведу суд» (11).

 

Не останется без наказания и Едом: «Так говорит Господь Бог: за то, что Едом жестоко мстил дому Иудину и тяжко согрешил, совершая над ним мщение…, сделаю его пустынею» (12-13).

 

Гнев Божий грозит также мстительным Филистимлянам:

«За то, что Филистимляне поступили мстительно и мстили с презрением в душе, на погибель, по вечной неприязни.., и совершу над ними великое мщение наказаниями яростными» (15-17).

Тот, кто был мстительным к поверженным, узнает мщение на себе. Кто проявил жестокость к слабым, получит взамен ту же монету.

 

То, как соседи Израиля поступили с ним в трудное время, не может не вызывать у нас чувства гнева. Но разве Израиль поступал иначе по отношению к другим народам? Разве он был благословением для всех народов земли? Разве желал мира и процветания соседям? Разве смог подняться выше своего узко национального интереса к пониманию вселенского Божьего Царства? И разве не было мщением соседей ответом на эгоизм и высокомерие «избранных»?

 

Трудно принять и понять трагичность израильской истории. Но нельзя не заметить, что мстительность народов была реакцией на высокие претензии Израиля, на его избранность и исключительность.

 

Когда Израиль был верен своему Богу, его особый статус не вызывал сомнений и подкреплялся явлениями силы и славы Божьей. Когда же Израиль проявлял неверность и терял Божье присутствие, его претензии на особость вызывали раздражение и презрение соседей.

 

Господу не нравится, что «Моав и Сеир говорят: ‘вот и дом Иудин, как все народы!» (8). Он защищает особость Своего избранного народа. Нет, дом Иудин – не как все! Избранность Израиля важно защищать, потом что за покушением на Израиль стоит покушение на Избравшего, бунт язычников против Единого Бога и Его порядка.

 

Но при этом Господь хочет, чтобы Израиль был благословением для всех народов. Избранность Израиля не в том, чтобы жить для себя и пренебрегать другими, вызывая их зависть и мстительность. Избранность Израиля в том, чтобы служить ближним и дальним, предвозвещая грядущее Божье Царство для всех людей и народов.

 

Господь накажет тех, кто мстил Израилю. Но лишь затем, чтобы утвердить Израиль в его настоящей избранности и благословить через него все народы земли, в том числе его жестоких и подлых соседей.

Церкви повинні переглянути свою місію і ставлення до служіння

0

Розмова з Максимом Балакліцьким

Розповідає Михайло Черенков, український богослов-протестант, релігійний та громадський діяч, служитель ЄХБ, професор Українського католицького університету, доктор філософських наук

 

Які результати суспільної та соціальної діяльності українських протестантів у 2020-21 роках?

Українські протестанти робили те, що вміють і звикли робити. Трохи навчились і новому, зважаючи на виклики пандемії. Загалом ми не бачили помітної активності протестантських церков у багатьох суспільних питаннях чи вимірах. Адже в умовах непевності вони обмежуються звичними справами, працюють у традиційній для себе ніші. Активно пропагують Біблію і біблійні цінності, а також виступають за сім’ю і здоровий спосіб життя. Все частіше виходять у публічний простір, захищаючи так звані «традиційні цінності». Щоправда, не завжди зрозуміло, де біблійні цінності є традиційними, а де конфліктують з ними. Але для протестантів все це складається в одну суспільно-релігійну програму. Ця тема наразі є основною у взаємодії з суспільством. Тут ми бачимо демонстративну активність, яка частково є політизованою, бо незрозуміло, де це ініціатива церкви, а де – певних політиків, які хочуть використати церковний суспільний потенціал, голос, статус владної інституції. Для мене це окреме питання: наскільки церква, яка втягується у подібні акції, говорить від себе, і наскільки працює на тих, хто представляє певні суспільно-політичні позиції. Всі бачили активність, пов’язану з міжцерковною взаємодією. Цього року Всеукраїнська рада церков і релігійних організацій святкувала ювілей – 25 років активної діяльності. Слід визнати, що протестанти різних деномінацій і напрямків були активними членами ВРЦІРО від початку. І багато в чому формували порядок денний для цієї консультативної міжцерковної групи і відповідного кола лідерів основних конфесій. Тому це можна вважати успіхом. Але в мене виникає питання: є тут результати, які працюють на Церкву, чи це більше стосується суспільного іміджу Церкви, або, як ми іноді кажемо, державно-конфесійних відносин. Останнє потрібно робити однозначно. Але наскільки те, що відбувається в форматі Всеукраїнської ради церков, відображає реальний стан речей всередині самих церков? Наскільки церковне «тіло» поділяє ті заяви, документи, які формуються у форматі ВРЦ, наскільки це працює на саму Церкву, більш широку «політику» у відносинах Церкви, держави і суспільства? «Картинку» теж потрібно робити, церква в певному сенсі від цього виграє, представляючи себе в іміджі проактивної інституції, яка робить заяви щодо злободенних питань. Але залишається питання: наскільки це відображає і впливає на реальний рівень розвитку загальноцерковної внутрішньої свідомості.

На мою думку, протестанти досягли найбільш помітних результатів у сфері неполітичній (і це насправді скромна, але перспективна праця) – освітні проекти, інституції, лідери-освітяни, які уособлюють ці процеси. Протестанти, всупереч загальноцерковним трендам, добре попрацювали на освіту і самоосвіту. Сьогодні ми маємо набагато більше освічених людей, яких визнають не тільки в межах своєї релігійної спільноти, а й у суспільному й освітньому просторі. Вони захищають дисертації, видають книги, досліджують і впливають на те, що відбувається всередині їхніх конфесій. Освіта рухається не за рахунок Церкви, а сама виступає рушієм. Це дуже цікавий процес, бо живе самостійним життям за рахунок окремих приватних ініціатив, окремих людей, які просто присвятили своє життя цьому служінню, розуміють це як свою місію. Роль протестантів в освіті, на мій погляд, сягає значних показників саме зараз, на зламі поколінь. Тому культурно-освітня сфера є найбільш успішною. Хоча, можливо, виглядає не так привабливо для лідерів, які звикли пити каву в компанії з іншими ієрархами, грати у «політику», кулуарно домовлятися і вдавати з себе дуже поважних людей, або представляти конфесії чи захищати суспільну мораль на рівні гасел. Без освіти все це зависає в повітрі.

Освіта зобов’язує ієрархів, активістів усіх рівнів до більш свідомої, системної і послідовної позиції. Розвиток освіти ставить питання до ієрархів чим вони займаються, наскільки це узгоджується з соціальною теологією, розвитком безпосередньо церковної спільноти, реальним рівнем міжцерковної взаємодії. Як узгоджуються наші програми на захист традиційних цінностей з іншими теологічними тезами, які говорять про місію Церкви у світі, що проявляється через любов, прийняття, смирення, розуміння, що ми не контролюємо цей світ і ми не можемо нав’язувати свій сценарій розвитку. Світ такий, який він є. Навіть з позиції меншості нам є що сказати і що робити. Скромна церква, хоч і виглядає більш пасивною в цих суспільно-політичних питаннях, стає більш впливовою, бо розуміє, що вона не має силових, економічних, політичних важелів впливу. І ось така бідна Церква, Церква, яка покладається на Бога, яка живе Словом і передає це Слово світові, стає насправді прогресивнішою, ніж ті ініціативи, що опікуються суспільним іміджем церков та їх доступом до влади. Це щодо освіти.

Хочу ще сказати про благодійність. Церкви не полишили благодійність, але їм складно це робити. Зараз церкви і релігійні організації, різні благодійні організації, які пов’язані з церквами, стикаються з багатьма перешкодами з боку державних органів. Це стосується і розмитнення гуманітарних вантажів, це стосується різних відносин з місцевими і центральними органами влади. Виглядає так, що держава не дуже зацікавлена, щоб церква була активною в благодійності. Церква продовжує це робити, але процес ускладнюється. І тому багато церков і релігійних організацій починають відмовлятися. Не тому що вони перестали любити людей і піклуватися про них, а тому, що через бюрократію витрати зростають до рівня абсурду, звітність постійно ускладнюється. Щоб займатися цим треба утримувати чималий штат, не всі це можуть собі дозволити. Тому, вихваляючись досягненнями у державно-конфесійних відносинах, церкви не можуть це перекласти на мову практичних питань. Їм це не вдається. Це дуже серйозний дзвіночок. Якщо світлини поважних церковних осіб, які насолоджуються близькістю до влади, не відкривають двері до вирішення питань і залишаються просто для соціальних медіа – це тривожний сигнал. Як перекласти всі ці високі розмови на більш практичний рівень актуальних завдань, конкретних кроків, як полегшити добродійну роботу церкви, її суспільну місію, не просто зустрічаючись за круглим столом, але допомагаючи церквам реалізувати свій суспільний потенціал в усій повноті, як цього досягти? Відповіді наразі немає.

Якою є конфесійна динаміка українських протестантів за цей час (приріст-втрата членства, активність у служінні, розбудова церковної інфраструктури)?

Великого зростання немає, залишаємося в тому ж соціологічному коридорі. Протестантизм не виходить за межі своєї суспільної ніші, хоча намагається. Він є місійним, тому не зупиняється в спробах, не те щоб захопити, але попрацювати на більш ширшій ділянці місійного поля. Бо місійним полем протестанти вважають все українське суспільство. Соціологічно протестантизм залишається в тих самих межах, він не може вийти за свої соціологічні обмеження. На це є причини. Є більш суворе розуміння членства. А це суперечить тенденціям сучасного суспільства, де гнучкість, мобільність, переходи стали новою нормою. Протестанти, особливо більш традиційні, тримаються за стабільне, фіксоване членство. І тут є протиріччя. Ми бачимо, що цей рік був роком пандемії, карантину, глобальних епідемій. Не тільки пандемія COVID-19, а пандемія страху, невизначеності, інших загроз. В такому стані люди втратили можливість спілкуватися обличчям до обличчя, проводити великі заходи. І протестанти як місійна спільнота теж дещо втратили. Вони продовжують шукати нові формати, але можливості досягти нових людей через місійну діяльність були обмеженими. Люди просто закрились у своїх будинках і квартирах, або в малих колах спілкування.

Розбудова церковної інфраструктури продовжується. Згадували про освітні, але це також і медіа, суспільні проекти, благодійність. Фактично протестанти перетворюються на повноцінні світи, де є більше ніж церкви, де є суміжні інституції, які працюють на церкви, але ними не є. Протестантизм за цей рік більше увійшов у медійний простір. Ми бачимо як багато церков, які могли собі це дозволити і навіть бідніші й менші громади, придбали камери, налагодили онлайн трансляції. Це величезний прорив. Це зобов’язує церкви дотримуватися стандартів.

Вони знають, що люди їх бачать, що хто завгодно може подивитися – церкви звикають бути прозорими і відкритими. Онлайн modus vivend (спосіб життя) дуже допомагає церквам пройти критичну межу і ввійти у медійний простір, щоб стати його частиною. Бо кроку назад вже не буде.

Але тут є обмеження. Поставити камеру і транслювати свої служіння на весь світ непогано, та не всі церкви мають контент, який цікаво дивитися. Побачили, що традиції фіксованого членства дійсно суперечать новим трендам суспільства і релігійних спільнот. Люди, не міняючи свого членства, долучаються до онлайн служінь інших спільнот, де контент кращий, де відбувається щось цікавіше. Не ногами голосують, як раніше, заходячи чи переходячи до інших церков. Вони обирають через екран: заходять на інші сайти, дивляться відео, проповіді, музичні служіння інших церков. І цей перерозподіл триває. І далеко не всі церкви спроможні задовольнити зростаючий попит на якісний контент. Не всі здатні втримати цей рівень, цей стандарт. Хтось здатний на 2-3 якісних служіння, а далі? Кожного тижня не так просто підтверджувати цей стандарт якості. Реструктуризація триває. Люди мігрують. Ця міжцерковна міграція, поява нових проповідників, лідерів, нових ідеологів, нових центрів впливу буде продовжуватися. Тому традиційні вертикальні структури, централізовані структури управління церковним життям, виявляються менш ефективними, ніж якісь онлайн зірки чи впливові персони. Це нова реальність. Це можливості для тих, хто має що сказати, має певний рівень, потенціал. І це дуже сильно обмежує того, хто не досяг на цього рівня та не може собі це дозволити.

Церкви залишаються в зоні непевності і по різному її розуміють. Деякі хвилюються і моляться, щоб ці всі змови лібералів, світових масонських темних кіл скоріше закінчилися, і люди повернулись до звичного способу життя, а церкви – до звичних форматів в тематиці проповідей, моделей лідерства, способу розуміння світу.

Є й інші церкви які розуміють, що це їхній шанс оновитися, вийти за рамки й розширити сферу впливу, знайти нову територію. Цей конфлікт старого і нового, конфлікт тих, які перелякані і тримаються звичного і тих, які бачать в цьому більше можливостей, триватиме. Це і проблема, сплеск певних конспірологічних теорій, це пандемія страху, а з іншого боку – можливість для нової творчості. І ті церкви, які підуть цим другим шляхом, визначатимуть мейнстрім для всієї протестантської спільноти.

Які виклики діяльності українських протестантів створила пандемія коронавірусу та інші фактори?

Це був виклик, щоб переглянути свою місію, стратегії в роботі з людьми. Тобто як ми можемо бути корисними для людей, коли особисті зустрічі неможливі. Яким чином ми можемо про них піклуватися, чи знаємо ми взагалі своїх людей. Є такі церкви, які втратили від чверті до половини своїх членів. Вони навіть не можуть зараз знайти своїх людей. Люди просто розійшлися. Хтось захворів і помер, хтось перейшов до іншої церкви. Але ці люди не розуміли необхідність повідомити про своє рішення, про свою проблему. Тому бачимо, що церкви втратили багато людей.

Разом з тим вони мали можливість досягти нових. Але виникає питання як це зробити. Це питання комунікації з навколишнім світом: наскільки добре ми знаємо членів своєї спільноти, наскільки знаємо сусідів, яким є рівень довіри? Наприклад, чи зможемо ми відчинити, якщо хтось постукає. Багато людей, які просто закрилися. З іншого боку ми бачили тих, які ігнорували взагалі всі небезпеки і цим зіпсували свою репутацію. Тому що Церква, яка не піклується про людей, яка вважає що треба ігнорувати все, яка робить наголос на своїй впевненості, вірі і довір’ї Богу, а сама нехтує турботою про інших, можливо, більш маловірних людей, також втрачає в царинах своєї місії, чисельності, впливу.

І ще одне питання, пов’язане з цим, фінансове. Якщо люди не зустрічалися, або зустрічалися онлайн, вони майже перестали підтримувати свою церкву фінансово. Я маю на увазі звичайні пожертви, завдяки яким церква могла звершувати своє служіння. І церкви зустрілися з цим величезним викликом. Наскільки сильною є мотивація людей бути присутніми, любити, допомагати своїй спільноті, цінувати цю можливість бути разом. І якщо немає цієї можливості бути разом фізично, то які інші є можливості проявити свою любов і свою приналежність, в тому числі через свої пожертви, через фінансові внески, для того щоб церква продовжила своє служіння навіть у цих незвичних умовах. Тільки одне питання про фінанси показало, що більшість церков виявилися неготовими до подібного розвитку подій.

Останнє, але за значимістю першочергове, що хотілося б відмітити – це виклик духовний. У перші дні пандемії люди почали звертатися до Бога, молитись. І євангельські церкви активізувались у цьому напрямі служіння. Але високий рівень активності важко підтримувати впродовж багатьох місяців. Це великий виклик – як об’єднати людей молитвою, як стати і бути церквою, яка молиться за світ, за людей, яка вчиться і вчить молитись. На жаль, багато церковних лідерів повернулись до звичайного життя, це можна побачити по соціальним медіа. Але даремно – зміни тривають і звичний порядок речей руйнується на очах. Тому більше духовного впливу матиме не та церква, яка правильно вірить чи правильно вчить, а яка молиться. Мені дуже радісно, що цього року протестанти зібрали Національний молитовний сніданок в Українському домі – центральному і символічному місці.

Хай це нагадає усім про важливість молитви, і хай це дозволить протестантам усвідомити свою відповідальність за молитовне заступництво перед Богом не тільки за свої церковні спільноти, але й за всю Україну й увесь світ.

Питання – Максим Балаклицький

#тижденьподяки2021

У нас нет времени на прошлое

0

Христианский мегаполис, 9 сентября 2021

СССР умер, но не нам о нем плакать…

Я запомнил тот августовский день, когда начались похороны СССР. Мы с отцом зашли в кафе «Украина», чтобы купить мороженое и растерялись от увиденного. В помещении было много людей, но вели они себя странно, как не в себе. Все неподвижно, затаив дыхание, вглядывались в экран телевизора. После трансляции балетной постановки «Лебединое озеро» последовали странные заявления дикторов новостных передач о неспособности М.Горбачева выполнять свои должностные обязанности и переходе власти к сторонникам старого, доперестроечного порядка. Привычный мир рушился у нас на глазах. Для большинства советских людей это стало катастрофой; для верующих – исполнением молитв и пророчеств о разрушении богоборческой империи и наступлении свободы для проповеди Евангелия.

Я испытывал сильное волнение. Нет, у меня не было ощущения того, что вместо трудной эпохи приходит счастливое и спокойное время. Появилось ожидание того, что наступает серия головокружительных перемен, которые изменят мир до неузнаваемости. А еще я почувствовал личную органическую связь с происходящим и понял, что сам буду частью этих перемен, не наблюдателем, но непосредственным участником.

Тридцать лет спустя я все еще чувствую себя частью этой истории, которая пока не заканчивается. Похороны Советского Союза продолжаются потому, что многие люди не могут и не хотят жить новой, свободной и ответственной жизнью. Им проще жить в империи, где все по порядку, где у каждого есть отведенное место, где за них кто-то решает их жизненные проблемы. Пусть будет меньше свободы, но зато больше стабильности! Советское прошлое все еще обладает большим влиянием. Хотя, точнее будет сказать, что сами люди наделяют это прошлое мифическими и магическими свойствами, они сохраняют его живым даже после смерти. Вот почему Ленин лежит на Красной площади как живой и поныне царствующий. Вот почему символика, названия и имена, календарь, песни, литература, фильмы, меню, сленг, мода, семейные истории и повседневные привычки воплощают мрачное прошлое и мумифицируют их вместе с Владимиром Ильичом. Культ Сталина и миф о «Великой Победе», ложная память о самой вкусной колбасе и самом молочном мороженом, вера в особую русскую духовность и братство славянских народов, – все это разные проявления одного и того же советского духа. Более того, одно предполагает другое и идет в одной упаковке. Так что люди легко делают вывод, что раз в заводской столовой неплохо кормили, то коммунизм не так уж и плох. Если партия и правительство проявили заботу и давали бесплатное образование простым пролетариям, то почему бы не ответить взаимностью и не написать небольшой «доносик» на соседа-интеллигента? В конце концов, если «фашистов» победили, то можно оправдать все что угодно.

Поэтому День Победы вызывает гордость, а напоминания о жертвах репрессий раздражают. Полет Гагарина помнят все, а очереди за хлебом стараются забыть или списать на «перестроечников», горе-реформаторов, агентов Запада. Эта логика порочна и популярна, поэтому нужно быть осторожным, восхищаясь отдельными моментами советской истории, ведь все они были частью единой причинно-следственной связи.

К большому сожалению, одним из заповедных мест советского прошлого остается церковь, не только церковь Православная, в которой нередко можно встретить иконы Сталина, в которой советское прошлое сакрализовано и включено в канон, но и церковь Евангельская, в которой советский период считается чуть ли не «золотым веком» духовности, как для сотрудничавших с властью верующих, так и для пострадавших от ее репрессий. Единственное, что по-настоящему трудно совместить с христианским «совком» – это атеизм. Все остальное вполне вписывается, оправдывается и даже восхваляется. Такая лакированная версия прошлого далека от правды, но что такое правда для тех, кто жил, читая газету “Правда” и Библию в свете «правды»?

Мысленно возвращаясь к событиям 1991 года, я все еще чувствую личную ответственность за то, чтобы в жизни постсоветских христиан и церквей произошли решительные перемены, чтобы они научились жить в свободе, в том числе от своего собственного прошлого. Застревая в прошлом, или пытаясь удержать удобный для нас его образ, мы теряем драгоценное время и смысл своей миссии.

Одной из причин того, почему пробуждение в Советском Союзе захлебнулось, почему Евангельская церковь не выросла и не стала влиятельной духовной силой в обществе, можно считать зацикленность на советском прошлом. Верующие люди остались советскими людьми, советскими верующими, рабами советского прошлого. И, тем самым, потеряли право и силу выводить других людей из рабства. Без полноценного покаяния за грехи советского времени, без решительного разрыва с этим мертвым прошлым, церковь остается без будущего. Подобно тому, как многие ветхозаветные евреи застряли в египетском и вавилонском плену, многие постсоветские верующие остаются в плену советского прошлого.

Августовский путч ГКЧП был одной из попыток продлить жизнь СССР. Сегодня продолжаются потуги сохранить тот же советский дух в новых формах. В чем это выражается применительно к церкви?  В том, что попытки выяснить правду о прошлом называются «ревизией», искажением истории, «открытием наготы отцов». В том, что церковь с готовностью подчиняет освобождающую истину Евангелия полюбившимся или навязанным имперским мифам. В том, что свою историю церковь видит частью истории государства. В том, что вместо полного послушания Христу церковь ищет расположения власти. В том, что ради выживания своих институтов, церковь готова идти путем бесконечных компромиссов. В том, что церковь мало говорит о свободе и очень сильно ценит «стабильность». В том, что государственно-конфессиональные отношения в повестке дня стоят на первом месте, а духовный рост и вопросы миссии – в самом конце.

История с гибелью и похоронами СССР может быть поучительной для тех, кто готов следовать за Иисусом и Его призывом. У нас нет времени на прошлое! Все царства земные разрушатся, но не нам их оплакивать. Не время ли нам услышать слова Иисуса: «Предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие!» (Лк.9:60)

Тяжелый труд очищения

0

Тяжелый труд очищения

 

То, что мы воспринимаем как наказание от Господа, чаще всего является наставлением, исправлением, очищением. Это процесс малоприятный, но жизненно необходимый.

Господь удаляет из нас, из нашей жизни нечистоту как удаляют накипь с котла. То, что накапливалось в течение многих дней, не так просто удалить. Особенно если это кровь – знак предательства и идолопоклонства, жестокости и несправедливости, насилия и убийства.

«Посему так говорит Господь Бог: горе городу кровей! горе котлу, в котором есть накипь и с которого накипь его не сходит! Посему так говорит Господь Бог: горе городу кровей! и Я разложу большой костер. Прибавь дров, разведи огонь, вывари мясо; пусть все сгустится, и кости перегорят. И когда котел будет пуст, поставь его на уголья, чтобы он разгорелся, и чтобы медь его раскалилась, и расплавилась в нем нечистота его, и вся накипь его исчезла. Труд будет тяжелый; но большая накипь его не сойдет с него; и в огне [останется] на нем накипь его. В нечистоте твоей такая мерзость, что, сколько Я ни чищу тебя, ты все нечист; от нечистоты твоей ты и впредь не очистишься, доколе ярости Моей Я не утолю над тобою» (Иез. 24:6,9-13).

Накипь – большая, труд по ее удалению – тяжелый. Господь не останавливается в этом труде. А люди не останавливаются в грехе. Господь чистит нас, но мы упорно продолжаем делать свое, так что накипи не становится меньше. Поэтому нужно будет пройти через сильный огонь, через ярость и гнев Божий, через боль и утраты, чтобы накипь исчезла.

Проходя через огонь, не стоит возмущаться и плакать о том, что Бог забрал или как сильно наказал. Нужно вздыхать в безмолвии о настоящей причине всех бед – о своих грехах.

После притчи о котле и накипи Господь показывает народу страшную иллюстрацию, живое «знамение» (27). Вечером того же дня у пророка Иезекииля умирает жена. Но он, предупрежденный Богом, не имел права выражать свою скорбь. Он продолжал жить, приняв эту страшную утрату как необходимость.

Когда же потрясенные люди спросили его о причине столь странного поведения, он пояснил так: «Так говорит Господь Бог: вот, Я отдам на поругание святилище Мое, опору силы вашей, утеху очей ваших и отраду души вашей, а сыновья ваши и дочери ваши, которых вы оставили, падут от меча. И вы будете делать то же, что делал я… не будете сетовать и плакать, но будете истаявать от грехов ваших… И будет для вас Иезекииль знамением: все, что он делал, и вы будете делать; и когда это сбудется, узнаете, что Я Господь Бог» (21-24).

Есть боль, с которой нужно жить, которая учит жить. Есть страшные вещи, которые требуют не возмущения, но спокойного и смиренного принятия. Есть печальные уроки, которые могут оказаться спасительными.

Когда грехи умножаются настолько, что внешняя чистка не помогает, нам нужно пройти через такой огонь, в котором разрушается вся жизнь и плавится сердце.

Умирает любимая жена пророка, отдается на поругание святилище Божье, сыновья и дочери падают от меча. При чем здесь они? Почему за наши грехи расплачиваются невинные? Вместить это невозможно. Это как огонь, страшный, сжигающий, переплавляющий.

После таких утрат у нас не остается слов. Вместе с самым дорогим, всем тем, чем мы могли хвалиться, уходит наша гордость, чувство независимости от Бога, противление Божьему слову и упорство в грехе. Так уходит вся накипь. А жизнь продолжается, возрождается, обновляется.

Расплата за неверность

0

Некоторые библейские понятия не так просто объяснить. Например, многие люди не могут понять, что такое грех и почему они – грешники. Им кажется, что они всего лишь хотят лучшего для себя и потому вправе нарушать некоторые или даже все правила и законы, если они мешают личному счастью.

Чтобы пояснить суть греха, пророки приводят в пример семейные отношения, в которых любовь и счастье предполагают верность.

Мы можем понимать грех как своевольный выбор человека в пользу кого-либо или чего-либо вопреки Божьей воле и отношениям с Ним. Это передается одним словом – неверность.

Бог любит и ревнует. Его любящее сердце болит от нашей неверности. Но для Него еще больнее видеть то, как неверность людей наказывает их, разрушает, лишает всего. Бог знает, что без Него человек не может быть счастлив. Он не удерживает нас, но предупреждает о том, что неверность – губительна.

Иногда нам кажется, что неверность связана с выбором чего-то лучшего. Женщина может встретить более красивого, интересного, обворожительного мужчину – и оставить ради него свою семью. Так неверность оправдывается поиском лучшего. Но правда в том, что этот поиск ведет к бесконечной смене партнеров, так что неверность становится способом жизни, точнее способом лишиться жизни. В конечном счете неверный теряет все. Он наказывает себя сам. Неверность – и преступление, и наказание.

Пророк Иезекииль рассказывает притчу о двух сестрах, которые оставили свою семью ради временных развлечений с постоянно меняющимися партнерами.

Угождая своим любовникам, они сами уничтожали себя и свое будущее – приносили детей в жертву идолам и оскверняли святыни, убивали свое будущее и смеялись над самым дорогим (Иез. 23:37-39).

Неверность всегда саморазрушительна и самонаказуема: «Посему так говорит Господь Бог: так как ты забыла Меня и отвратилась от Меня, то и терпи за беззаконие твое и за блудодейство твое» (Иез. 23:35).

Мы видим, что любовники не принесут счастья. Они воспользуются красотой, но потом «возбудятся против»: разденут и обесчестят, предадут суду, мечу и огню (22-29).

Каждый из нас знает, что такое неверность и как дорого она стоит. Но некоторые все еще тешат себя ложными надеждами, что ее путь «как-то» приведет к такому счастью, в котором будет меньше правил и больше свободы. Пророки предупреждают: неверность ведет к бесчестию и смерти, и только возвращение к Богу восстанавливает наше достоинство, дарит счастье быть принятыми и любимыми, учит быть верными.

Искал Я человека

0

 

Моральное и духовное разложение народа достигает своей крайней точки не в обилии греха, но в отсутствии заступников, ходатаев, обличителей и учителей. Мало того, что народ не кается. Хуже всего то, что некому призывать к покаянию.

Грех становится настолько привычным, что предупреждения пророков никто не слушает. Рано или поздно, пророки умолкают сами или их заставляют замолчать. Легче жить в плену, тюрьме или пустыне, чем среди народа, сделавшего грех нормой и совершенно забывшего своего Бога. Голос пророков не будет звучать вечно, потому что Господь не позволит пренебрегать Собой и Своими посланникам столь нагло и долго.

Это тот страшный момент перед бедствием, когда народ вдруг обнаруживает, что среди него не осталось ни одного праведника. Время предупреждений закончилось, начинается время судов.

Вот как об этом переломном моменте говорит Сам Господь:

«Искал Я у них человека, который поставил бы стену и стал бы предо Мною в проломе за сию землю, чтобы Я не погубил ее, но не нашел. Итак изолью на них негодование Мое, огнем ярости Моей истреблю их, поведение их обращу им на голову, говорит Господь Бог» (Иез. 22:30-31).

Иными словами, Господь искал любой возможности отложить суд и гнев. Но все пришло к такой точке невозврата, когда голос Божий забыт (12), а Его слуги раздражают. Оставшись без Бога, обличающего и милующего, люди будут пожинать посеянное. Речь идет не столько о Божьем наказании, сколько о том, что поведение людей обратится им на голову. Бог не будет источником их бед, Он просто предоставит их себе, последствиям их собственного поведения.

Господь не нашел достойных людей, готовых предстоять за свой народ. Хотя искал их и среди пророков, и среди священников, и среди князей, и среди простых людей.

Пророки терзают и съедают души, любят драгоценности, и все замазывают грязью (25,28). Священники преступают закон и оскверняют святыни, путают чистое с нечистым и уничижают Бога (26). Князья корысти ради губят свой же народ (27). А в самом народе все угнетают друг друга, а особенно самых беззащитных — бедных и пришельцев.

Все они будут пожинать последствия своего поведения. Они сами станут жертвами более сильных хищников, окажутся нищими и пленниками в чужой земле.

Во время умножения греха и отступления от Бога у нас есть лишь один выбор – или жить как все и смириться с неизбежностью катастрофы, или же стать в проломе за нашу землю, чтобы просить у Бога милости и звать народ к покаянию. Пока есть такие люди, жизнь продолжается и Божье терпение продлевается.

Спрашивая о будущем, мы ждем откровения от Бога, мы хотим увидеть ясный план того, что будет с этим миром. Но Бог в это время смотрит на нас и спрашивает о том, на что мы готовы, чтобы будущее было, чтобы земля не погибла. Не спрашивай о том, что будет. Лучше ответь на вопрос, готов ли ты быть тем человеком, которого ищет Бог для спасения почти обреченного народа? Будущее не ждет в готовом виде, будущее определяется нашим ответом Богу. Так что будь тем человеком, который своей дерзновенной верой в Бога и отчаянной любовью к людям изменит историю и даст своему народу новый шанс.